Суфийское послание о духовной свободе

 

Том VI

 

ХАЗРАТ ИНАЙЯТ ХАН

 

"АЛХИМИЯ СЧАСТЬЯ"

 

Издание переработанное

 

 

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

 

ЖИЗНЬ КАК ВОЗМОЖНОСТЬ

Если взглянуть на мир наших дней, на его состояние, каков он сейчас, мы начнем спрашивать себя, а понимаем ли мы идею того, что “жизнь – это возможность” лучше, нежели те, кто жил прежде нас. Несмотря на ту стадию развития, на которой мы пребываем, и на мировой научный прогресс, война, через которую человечество прошло не так давно, показывает нам, что никогда в истории мира такое кровопролитие, такая великая катастрофа еще не вызывалась людьми. Кажется, что вся эволюция человечества была нацелена на то, чтобы подготовить, создать такие средства разрушения, чтобы большая часть человечества была уничтожена им. А когда мы подумаем о том недоверии, какое существует сегодня между нациями, и как одна нация допустила, чтобы другая нация погибла, мы начинаем чувствовать, что понимаем идею “жизни как возможности” еще менее, нежели те, что жили прежде нас.

Что касается обучения, то учеба в школах и колледжах становится все более трудной и тяжелой, год за годом студентам становится все труднее сдавать экзамены, так что порой кажется, что к тому времени, когда они получат свой диплом, нервы у них расшатаются, тонкие силы рассеются и они еще менее прежнего будут способны применять свою квалификацию.

Если обратиться к политическому миру, мы видим то же самое: каждая политическая партия стремиться лишь к собственному благополучию, подобно тому, как индивидуум старается получить лучшее от другого, также и нации следуют этому же самому принципу. Каждая нация опять-таки формирует несколько партий, стремящихся к цели, достижения которой они обещают.

Похоже, что домашняя жизнь с каждым днем все более сокращается. Жизнь становится все больше похожей на жизнь в гостинице. Очень немногие в мире сегодня испытывают и наслаждаются тем, что называется домашней жизнью, или способны оценить ее, потому что они не знают ее. Жившие прежде нас были намного счастливее, они знали простоту и привязанности домашней жизни, радости и удовольствие дома. Удовольствия наших дней не похожи на развлечения более интеллигентных и мудрых в древние времена. Они наслаждались поэзией и высшей музыкой. Сегодня джаз стал более популярен, сегодня джазовый ансамбль есть в каждой гостинице, в каждом месте. Так же дело обстоит и с другими развлечениями. Когда мы идем в театр, мы находим пьесы все более и более ограниченными по тону: нет глубины, нет высоты – они без идеала. В них есть реализм, чтобы показать жизнь такой, как она есть, но это не вдохновляет и не поднимает человечество. Что нужно, так это показать жизнь лучше, чем она есть так, чтобы человек мог последовать этому примеру. Кроме того, тенденцией писателя, поэта, художника, музыканта является обращение к самому обыкновенному человеку, к человеку низшего развития, “человеку с улицы”. Если все эти разные вещи, которые обучают человека: театр, книги, поэзия и искусство будут тянуть его вниз на самый низший уровень эволюции, то это означает идти вниз, вместо того, чтобы идти вверх. Когда человек пишет хорошую музыку или поэзию на возвышенные темы, на нее нет спроса. Когда бы человек ни пришел с чем-то высоким, ему говорят: “Это не требуется, это не будут брать”. Кажется, что образование, высокие идеалы – все становится коммерческим, а становясь предметом коммерции, оно опускается вниз. В то же самое время, если мы будем стоять посреди толпы и смотреть, как люди спешат мимо и несут тяжести, мы подумаем, что никогда прежде люди не старались наилучшим образом реализовать возможность жизни.

Возможность жизни должна быть рассмотрена с другой точки зрения. Чем мудрее мы становимся, тем больше меняется наше воззрение, тем в большей степени меняется наш взгляд на вещи. Есть четыре разные стадии в жизни: детство, юность, средний возраст и пожилой возраст, и каждая из этих четырех стадий показывает огромную возможность. Например, в детстве сознание в раю. Ребенок, живущий в том же самом мире скорби, обмана и злобы, счастлив, потому что он еще не пробужден к другим аспектам жизни. Он знает только хорошую сторону ее, красоту жизни. И поэтому тот же самый мир есть Райский Сад для ребенка, пока он не вырастет и не будет изгнан из этого Райского Сада. Прежде этого он наслаждается раем на земле, он не знает ни злобы, ни зла, ни безобразия человеческой природы. Он все еще поддерживает в себе небесный воздух и ангельскую невинность и стремление ценить всю красоту и любить каждое существо.

По мере того, как ребенок растет, он отходит от такого стремления, и все же, своими словами и поступками, каждой склонностью своей он показывает ангельскую сущность в своей душе. Это возможность для каждого ребенка испытать царственность в жизни, и она отнимается родителями, которые отдают ребенка в школу слишком рано и возлагают на него бремя учебы. Нам не нужно все это беспокойство по приготовлению занятий для ребенка, чтобы он мог ответить в школе. Это, естественно, отнимает ту царственность, которую Бог дал ребенку, ту радость и красоту, ради которых он родился и о которых томится. Этот период его жизни следует оставить свободным, без беспокойства и тревоги, без обид. Родители нагружают ребенка занятиями, а, в конце концов, что делают эти занятия? Они отбирают силу и разум. Прежде, чем разовьется ум, он нагружается ненужными занятиями и все это возрастает до такой степени!

Теперь люди говорят: “Мы должны также научить ребенка сосредоточению”, но они забывают, что ребенок рожден с сосредоточением. Как раз у взрослого человека сосредоточение неверное. Каждая душа рождается с сосредоточением, по мере взросления она теряет эту способность.

Однажды я путешествовал по Англии и один человек пригласил меня посмотреть школу, где обучают сосредоточению. Мне привели десять-пятнадцать детей и каждого ребенка попросили посмотреть на чистый занавес и сказать, что там. Один ребенок посмотрел и говорит: “Лилия”. Другой посмотрел: “Роза”. Учительница попросила третьего ребенка сказать, что там такое. Он ответил: “Я ничего не вижу!” А я подумал: “Это намного лучше, ведь он говорит то, что видит”. Так учительница опросила десять или двенадцать детей о том, что они видят. Это был урок лицемерия, игры воображения – ненужной и чрезмерной. Это ни за что не сможет помочь ребенку, ведь сосредоточение ребенка уже есть, если ребенок будет оставаться ребенком – этого достаточно. Мы превращаем ребенка во взрослого, но он счастлив, когда остается со своими собственными стремлениями – бегать, веселиться. Ребенку не нужно это бремя. Мы создали его для себя. Мы созданы не для того, чтобы взваливать на себя такую ношу, которая делает несчастной жизнь и для нас, и для других.

Если жизнь не была бы так сложна, не было бы нужды в войне и тех трудностях, которые мы имеем сегодня. Потому что мы сами себя испортили, мы хотим большего, и все же затрудняем другим возможность получить то, что мы хотим так, что в конце концов мы и сами не можем этого получить вовсе. В то же время, желая больше, чем нужно, мы делаем жизнь несчастной, так же как и жизнь других людей.

Количество учебы, которой загружен сегодня юноша, является по отношению к нему величайшей несправедливостью. Культура молодежи исчезает. Мы не подумали о том, что нужно молодым людям, они не вдохновляются высокими идеалами, теми впечатлениями, которые заставляют вершить великие дела.

Есть у всех юношей нечто общее. Каждый из них хотел бы стать или героем, или каким-то удивительным, вдохновенным человеком, великим поэтом или музыкантом. Но из-за единообразного обучения каждый ребенок не получает того питания для своей души, чтобы сделаться тем, для чего он рожден.

Кроме того, юность – это возможность, когда можно обучить и прекрасным манерам, и высокому вдохновению, и возвышенным идеалам. Именно юноша обладает принимать все, что случается, поглощать и выражать обратно. Но если время юности упущено и прошло в тяжелой работе с утра до вечера, чтобы сдать экзамены, и остается лишь немного времени на отдых и прочее, тогда этого недостаточно для цели жизни.

Те, кто понимает эту идею, осознает, что юность – это величайшая возможность, которая только бывает в жизни. Она больше никогда не приходит. Весна жизни больше не возвращается. Она приходит только раз, и когда эта возможность отнимается и юноша не получил вдохновения, как положено, это все равно, что оставить растение без полива, потому что это как раз то время, когда растение нужно поливать, это время ухаживать за ним, в это время его нельзя оставлять в небрежении.

Есть тысячи и миллионы молодых людей в колледжах, которых не учат хорошим манерам и не дается никакого вдохновения. Когда они вырастают, они показывают, что сдали экзамены, что они получили огромное знание, но время юности – это хорошая почва для такого знания, которое облагораживает душу, ум в это время восприимчив. Ребенок, со всем своим энтузиазмом и сосредоточением, схватывает все хорошее и прекрасное.

Вдохновение музыкантов и поэтов, проделавших огромную работу в мире, было создано в юности. Они либо увидели живой пример, который произвел на них впечатление, либо услышали от кого-то, прочитали или изучали что-то, что оказалось подобно семени, зароненному в их сердце.

Юность – это единственное время, которое определяет, суждено ли ребенку стать в жизни великим, и если это время прошло, оно уже никогда не вернется. Хочет ли человек быть бизнесменом, политиком, специалистом в своем деле, ученым или музыкантом, именно в юности он должен начать и быть вдохновленным этим. В это время почва благодатна, а когда время прошло, то не так-то просто вернуть шанс.

Кроме обучения всевозможным и разнообразным профессиям, видам работы и родам деятельности, есть еще другое взращивание, которым пренебрегают в юности – воспитание сердечных качеств. Сегодня прилагается масса усилий, чтобы обучить юношу быть умным, учиться. Но есть разница между интеллектом и мудростью, это не обязательно одно и то же. Как мы смешиваем удовольствие и счастье, так путаем умного и мудрого, но умный человек не обязательно мудрый, мудрость отличается от умности. Интеллект – это то, что человек изучает через впечатления, через учебу, то что человек набирает в виде знания имен и форм. Мудрость – это что-то, что собирается подобно меду из цветка, подобно тому, как масло получается из молока. Мудрость достигается изнутри и снаружи. Это сочетание и делает ее мудростью.

Сегодня вряд ли найдется один процент людей, которые культивируют такое сердечное качество. Инстинктивно сердечное качество имеется, но все попытки направлены на то, чтобы его притупить, потому что то, что мы учим сегодня, это интеллектуальное. Что я имею в виду, когда говорю о сердечном качестве? Есть интуиция, есть вдохновение и есть откровение. Все это приходит от культуры сердца, от сердечного качества. Человек может быть весьма культурным, может много выучить и в то же время не быть интуитивным. Человек может изучить всю технику музыки и поэзии, не имея сердечного качества. Сердечное качество – это нечто, что следует развивать в себе самом. Если в пору юности внимания не обращается на развитие этого особенного качества, то что случится, когда вырастет человек? Он будет эгоистом, гордым, невоспитанным, не готовым на самопожертвование. Эти качества лучше всего охраняют его интересы и человек назовет такого человеком, обладающим здравым смыслом, практичным человеком. Только представьте! Если все были бы такими, чего еще можно было бы ожидать от жизни за исключением постоянных конфликтов, как это и есть в наши дни. Религия или верующая сторона человеческой природы также вытравливается по причине того, что людям это не нужно, потому что у них нет сердечного качества. Даже если люди ходят в церковь или иное место поклонения, их набожность проживается интеллектуально. Люди могут наслаждаться лишь чем-то интеллектуальным. Если есть математическое объяснение чего-то, то это замечательно, но когда дело доходит до ощущения блаженства, чувства возвышенности, воспарения сознания к высшим сферам – они не могут испытать это, потому что живут своим интеллектом.

Есть два главных переживания жизни: одно переживание называется ощущением, а другое экзальтацией. Что общеизвестно и испытывается сегодня каждым средним человеком – это то, что называется ощущением: вся красота, которую видит человек в линии, в цвете, все, что человек видит своими глазами, что слышит, вкус чего ощущает и чего касается. Именно жизнь в ощущении делает человека материальным, и через некоторое время он уже не знает о духе.

Экзальтация, которая есть великое блаженство, высшее наслаждение и которая делает человека независимым от жизни вовне, чтобы сделаться счастливым, как представляется, неизвестно большинству. Что я имею в виду под экзальтацией? Душа может иметь четыре переживания, которые, в действительности, все являются томлением души. И все же, по ошибке, у человека не бывает этих четырех переживаний, и вместо этого он испытывает нечто другое. Например, постоянным стремлением души является испытать счастье, а вместо этого она связана с тем, что человек называет удовольствием, но удовольствие относится к ощущениям, а счастье – к экзальтации. Удовольствие – это внушение, счастье – реальность.

Теперь о знании. Каждая душа стремится к тому знанию, которое даст экзальтацию. Но душа не может удовлетвориться тем знанием, которое человек получает из книг, познавая или изучая внешние вещи. Например, знание науки, знание искусства находятся за пределами знания. Все эти разные исследования дают один род силы, один род удовлетворения, но долго это не продолжается. есть другое знание, которое и является настоящим исканием души. Душа не может удовлетвориться до тех пор, пока она не найдет это знание, а это знание не приходит через изучение имен и форм. Напротив, оно приходит через разобучение. Поэтому не удивляйтесь, если вы читаете в каких-то книгах Востока, что Мастера, Махатмы ушли в горы и сидели там много лет. Я не скажу, что мы должны последовать их примеру, но мы можем оценить, что они вынесли из этого. Они ушли туда, чтобы исследовать жизнь, тот аспект жизни, который невидим и остается неизученным. Они сидели там в медитации многие годы. Они питались овощами, листьями и тем съедобным, что находили на деревьях, тем, что находили в лесу. Они созерцали. То, что они собрали – это не то знание, которое познается в этом мире, но более великое знание, которое можно узнать изнутри. Человек может видеть изображение Будды: глаза его закрыты, он сидит скрестив ноги. Что поясняет нам этот символ? Что есть знание, которое может быть постигнуто не только с закрытыми глазами, но даже при отключением ума от внешнего мира. То, что мы делаем – это не более, чем закрытие глаз, но дальше мы не идем. Если глаза закрыты, а ум обдумывает какие-то вещи, то это не сосредоточение.

Есть забавная история, относящаяся ко времени Ауранзеба о чтеце молитв. Ауранзеб постановил, что обязательно даже для святых ходить в мечеть молиться. Был один дервиш, которого полиция обязала ходить в мечеть, поэтому он туда пошел. Началась молитва, но прежде, чем она закончилась, дервиш бросился прочь. Полицейские забрали его, поскольку убежать было великим оскорблением всему собранию и чтецу молитвы. Дервиш предстал перед судом и ему задали вопрос, почему он ушел из мечети во время молитв. Он сказал: “Для какой цели имеется чтец молитв?” Ему ответили: “Нужно следить за его мыслями, за его молитвами”. Дервиш ответил: “Мысли чтеца молитв были в его доме, потому что он потерял ключи. Поэтому я не мог молиться в мечети и пошел к нему домой”. Тогда призвали чтеца молитв и спросили его. Он сказал: “Честно говоря, мои мысли были о ключах”.

Если ум переходит от одной вещи к другой, сосредоточения нет. Если вы закроете глаза, то это не сделает сосредоточение лучше. Те, кто умеет концентрировать внимание, делают это, не закрывая глаз. Однажды, когда я путешествовал по Востоку, я встретил человека, который работал на телеграфе. Он был очень занят, а его сосредоточение продолжалось. Я сказал: “Как замечательно, что при всей этой работе вы можете заниматься сосредоточением”. Он улыбнулся и сказал: “Это один из способов концентрации”. Если человек ходит в церковь раз в неделю, а потом закрывает на две минуты глаза, то этого недостаточно для цели жизни.

Есть хорошо известная история об одной деревенской девушке из Пенджаба, которая проходила по полю, где религиозный человек возносил своим молитвы. Закон религии не позволяет проходить по такому месту. Когда деревенская девушка шла обратно, религиозный человек сказал: “Как ты грубо поступила, о, девушка, ведь это грех проходить по тому месту, где человек возносит молитвы”. Она остановилась и спросила: “Что вы имеете в виду под молитвами?” “Молитвами? - воскликнул он ты что не знаешь, что они означают? Возносить молитвы – это значит думать о Боге”. Девушка спросила: “Как же вы увидели меня, думая о Боге? Когда я проходила здесь, я думала о своем молодом человеке и не увидела вас”. Ее сосредоточение было более сильным, чем сосредоточение человека, концентрировавшего свое внимание на Боге.

Кроме сосредоточения должна также быть и вера. Именно через веру сосредоточение становится сильным и живым. Когда вера живет, тогда и сосредоточение живо, потому что вера – это иными словами воля. Если мысль не поддерживается силой воли, она уходит прочь, ее следует удерживать волей, и эта воля есть вера. В истории поясняющей это, великий проповедник говорил людям, чтобы они имели веру, и многие слушали его. На одного крестьянина большое впечатление произвели его слова, о том, что имея веру, человек может ходить по воде. Он пришел к проповеднику и попросил его: “Не придете ли пообедать ко мне?” “Почту за честь, - сказал проповедник, - да, я приду к вам”. На следующий день крестьянин пришел, чтобы проводить проповедника к себе домой. По дороге им пришлось переправляться через реку и проповедник спросил: “А где же лодка?”. “Вы же вчера учили меня, - сказал крестьянин, - что если у нас есть вера и во имя Божие мы сможем пройти по воде”. “А вы это делали?” спросил проповедник. “С тех пор, как вы сказали мне об этом, я больше не пользуюсь лодкой”. На что проповедник сказал: “Я не могу идти по воде”. Вот результат: человек может проповедовать и говорить такие вещи, но если только за всем этим нет веры и силы воли, то он ничего такого не сможет сделать. Чудеса можно творить мыслью, если есть вера.

Другое, что человек испытывает в жизни, и к чему стремится его душа, это счастье. Его также можно достичь, придя в контакт с самим собой.

И наконец, последней такой вещью является покой. Его нельзя обрести внешними средствами, одним только внешним удобством и отдыхом. Он достигается, когда ум в покое.

После того, как юность переходит в стадию зрелого возраста, время, когда человек собирает воедино знания и жизненные опыт, когда он уже прошел и жизненные радости и печали, когда он получил урок и от своей профессии, и от занятий, и в своем доме – от каждой из сторон жизни, он получает возможность наилучшим образом распорядиться тем, что он накопил на опыте. Но вот что говорит, Саади, персидский поэт относительно того, что обычно происходит в таком случае: “О мое Я, ты вступило в зрелый возраст, и все же ты не лучше ребенка!” Если человек к этому времени не научился всему, что следовало узнать, то он действительно потерял возможность в жизни, потому что именно в этом возрасте он не только заработал деньги, но получил опыт и знания. А чем больше он узнал и чем богаче он в это время, тем лучше он знает, как применить те силы, которые у него есть и тем более успешным и жизнеспособным он становится.

Кроме того, это тот возраст, когда человек начинает узнавать о жизненных обязанностях, а если он не знает их даже в это время, то он не научился ничему. Знать свои обязанности по отношению к тем, кто смотрит на него снизу вверх, к близким людям, к тем, кто ожидает помощи, совета, какого-то одолжения от него – это то самое время, когда человек должен осознать все эти вещи. Это прекрасный возраст, когда дерево достигает полного цветения, начиная давать плоды миру. Не только для певца, чей голос достигает расцвета, для артиста, мыслителя, который вполне выражает свои мысли, но и для каждого человека этот возраст – обещание зрелого ума выразить себя к величайшему благу. И если такой возможностью не воспользоваться, то человек пропустит самое великое дело в жизни.

Опять же, и преклонный возраст имеет свойственное ему благо. Люди не ценят благословение каждого периода, который они проживают в этом мире, и поэтому они ценят одно и не любят другое. На Востоке, а особенно в Индии, с большим уважением относятся к возрасту. Этот идеал безусловно должен быть известен. Преклонный возраст – это время, когда человек представляет собой летопись всей своей жизни, был ли он сострадательным, добрым, мудрым или глупым, каким бы он ни был, преклонный возраст несет в себе запись этого. Человек может прочесть ее на его лице, в чертах его характера, в его атмосфере, человек может прочесть то, что он сделал. Он имеет великую возможность вдохновлять, благословлять, служить тем, кому нужны его услуги, или тем, кто хочет, чтобы его направляли. Он показывает лучшие манеры, лучший образ воззрения на жизнь. Это тот возраст, когда человек может свершать. Но если он не знает о своей возможности, то в среднем возрасте он ведет себя, как ребенок, в детстве он работает, как взрослый, а в юности нагружен так, как в зрелом возрасте.

Если бы только мы знали, что каждый момент в жизни, каждый день, каждый месяц и каждый год имеет свое особенное благословение! Если бы мы знали возможность жизни! Но величайшая возможность, которую человек может претворить в жизнь – это достичь той цели, для которой он был послан на землю. а если он упустил такую возможность, тогда что бы он ни делал в мире, накопит ли он богатство, будет ли владеть огромной собственностью, именем – это не имеет значения, он не будет удовлетворен. Ему придется жить здесь, не выполнив цель жизни. И когда глаза человека откроются и он начнет смотреть на мир, он обнаружит, что в жизни есть великая возможность, чем он когда-либо предполагал.

Если бы человек знал, что может творить мысль! Да, человек беден, да, он ограничен, да, он погружен в волнения, и все же, нет ничего в этом мире, чего не мог бы свершить человек, если он только будет знать, что может мысль. Представьте, какие возможности у человека в жизни! И только невежество отвращает его от того, что он может свершить. Если бы человек знал, как управлять своей мыслью, как выполнять определенные вещи, как приложить свой ум к выполнению цели, которая должна быть достигнута! Если он не знает, значит он не воспользовался своим умом и жил, как машина. Если человек знает силу чувства, знает, что сила чувства достигает всюду и проникает везде, он может достичь всего, чего пожелает.

Есть персидская история о Ширин и Фархаде. Однажды Ширин – девушка, которую обожал Фархад, для того, чтобы испытать его любовь, сказала: “Фархад, ты любишь меня? Если любишь меня, то пройди через горы”. “Да, - сказал Фархад, - я ждал этого испытания”. Он пошел в горы, полный чувства любви, которое к ней испытывал. Каждый раз, когда он разбивал камень молотом, он произносил имя Ширин, и сила молота становилась в тысячу раз большей из-за чувства в его сердце.

Сегодня человек забыл великую силу, которая заключена в чувстве. Она может разбивать камни. Нет ничего, чего нельзя было бы достичь силой чувства. Но обычно чувства нет, чувство захлебывается, оно перестает существовать. Жизнь – это величайшая возможность осознать силу чувства и выразить его, но еще более великая возможность жизни – освободить себя от плена ограничений. Каждый человек в той или иной форме является пленником своих ограничений, его жизнь ограничена. Человек может возвысится над ней, осознав скрытую силу и вдохновение души.

Кабир, великий поэт Индии сказал: “Жизнь – это поле, а вы родились, чтобы возделывать его. Если вы знаете, как возделывать это поле, вы можете вырастить на нем все, что хотите. Все, что нужно в жизни, нужно выращивать на этом поле. Все, к чему стремится ваша душа, все, что вам нужно, вам придется получать с этого поля, если вы знаете, как его возделывать и как собирать плоды”. Но если такая возможность изучается лишь для того, чтобы получить все самое лучшее от жизни, беря все, что человек может взять, создав себе наилучшие удобства, тогда человека это не удовлетворяет. Мы должны обогащать себя мыслью, тем счастьем, каким является духовное счастье, тем покоем, что относится к нашей душе, той свободой, независимостью, о которой томится наша душа, и достигать того высшего знания, которое ломает все оковы жизни и поднимает наше сознание, чтобы мы посмотрели на жизнь с другой точки зрения. Как только человек осознал эту возможность, он добился выполнения цели жизни.

 

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

 

НАША ЖИЗНЬ

Сознательно или бессознательно мы призываем к себе элемент, который делает нас тем, что мы есть. Поэтому то, что мы испытываем в жизни, приходит либо от того, к чему мы взывали в прошлом, либо от того, к чему мы взываем в настоящем. Человеку очень трудно, когда он слышит это впервые, немедленно принять это, потому что никто в мире не хочет призывать что-то, что ему не желательно иметь. Но философ Эмерсон сказал: “Думайте заранее, чего вы хотите”. Принцип всего творения основан на этом.

Даже плоды и цветы, растения и деревья для того, чтобы быть такими, как они есть, призывают к себе элемент, который делает их такими. Если бы аромат принадлежал цветку, то тогда каждый цветок имел бы аромат. Только определенный цветок имеет аромат – этот цветок имеет аромат, который призывает. Каждый цветок имеет свой цвет. Почему? Потому что каждый цветок призывает его. жизнь маленьких насекомых также являет нам доказательство того же самого. Их зеленый, синий или красный цвет, их красивая или безобразная форма обоснована, она построена на том, что они призывают для себя. Крохотные насекомые движутся среди прекрасных цветов, окруженных зеленью, они являют красоту своим цветом, формой, ибо живут в красоте, они призывают красоту. Насекомые, живущие в грязи, показывают другое качество. Почему? Потому что они призывают его. чем больше мы изучаем науку, будь то естественные науки или химия, тем более мы убеждаемся, что каждое существо и каждый предмет являет своей особенностью, что он есть то, что есть, потому что он призвал к себе особый элемент, чтобы таким стать.

Человек, являющийся законченным образцом творения, показывает эту доктрину во всей ее полноте. Его успех, его неудача, его печали, его радости – все это зависит от того, что он призывает, что он призвал к себе. Многие скажут: “Разве он не испытывает то, что он хотел бы испытать?” Это идеалистическая точка зрения – хорошая точка зрения, и к тому же весьма утешительная. Но в то же самое время, когда мы приходим к изучению метафизики, мы обнаружим, что секрет по ту сторону творения, как говорят индусы, состоит в том, что это сон Брамы. Поскольку каждое существо представляет Браму – Творца, следовательно, каждое существо со своей стороны является творцом своей собственной жизни. Только неведение об этом удерживает человека от развития к совершенству, и единственно знание этого может быть названо божественным знанием , потому что если кто-то пришел к высшему осуществлению, то только через это знание.

Есть и другая сторона этого вопроса, и ее стоит рассмотреть. Вы можете сказать: “Есть много нежелательных вещей, которые я никогда бы не пожелал”. И ответ таков: “Да, вы не хотели их такими, как вы их видите теперь, но такими, какими они представлялись вам прежде. Вы желали их в иной форме”. Очень часто счастье показывается в облачении несчастья, очень часто боль предстает в облачении удовольствия. Тот, кто не ищет боли, ищет удовольствия, но не знает, что возможно по ту сторону удовольствия скрывается боль. В то же время сам процесс поиска успеха приведет человека к неудаче, потому что она являла ему успех своей внешностью, а в действительности это была неудача.

Жизнь – это комедия, и чем больше вы смотрите на нее, тем больше вы можете над ней улыбаться, не улыбаться при всех, но улыбаться в себе. Жизнь всегда отлична от того, что человек о ней думает. Посмотрите на боль, посмотрите на удовольствие, посмотрите на счастье, посмотрите на успех и неудачу! Посмотрите на всё!

Есть два способа призвать то, что делает человека самим собой. Один способ – это призвать то, что стоит вне собственной жизни для того, чтобы сделать жизнь полной, будь это богатство, власть, положение или что-то еще. И есть другой путь призвать, который является взыванием к собственному Я. Взывая к собственному настоящему Я, человек естественным образом гармонизирует свой дух, и он может стать настолько гармоничным, что и с другом, и с врагом он будет ощущать гармонию.

Как только мы связались с собственным Я, как только мы призывали свое Я, свое настоящее Я, мы естественно становимся гармоничными с болью и удовольствием, и мы начинаем довольствоваться успехом и неудачей, потому что несмотря на все разнообразные переживания в нашей внешней жизни, они поднимают со дна нашего сердца гармонию, мир и силу, которая помогает нам централизоваться. Мы не можем остановить дождь, чтобы не промокнуть под ним, все, что мы можем сделать, это взять с собой зонтик, это наша защита от воды. Мы не можем, развиваясь материально или духовно, остановить естественные последствия, происходящие в жизни. Когда мы находимся в среде окружающего мира, мы подвержены всем приятным и неприятным переживаниям, которые жизнь нам дает. Если есть способ сделать жизнь легче для себя, то это единственный способ – гармонизировать себя изнутри так, чтобы мы пришли в гармонию со всевозможными обстоятельствами и переживаниями жизни.

Если мы жалуемся, то нет конца нашим жалобам. Для того, чтобы не иметь повода жаловаться, нам не следует жаловаться. Мы должны осознавать, что все то, что мы испытываем, мы призываем к себе сами, и все то, что мы испытаем, тоже будет призвано нами. На каждом этапе жизни мы должны быть мудрыми, чтобы различать что из тех вещей, которые мы желаем, нам следует призываем к себе и что не следует призывать. Если мы печалимся о прошлом, оно прошло, нет смысла печалиться над ним. Лучше всего просто забыть прошлое, за исключением прекрасных впечатлений, добрых воспоминаний. А вот за настоящее мы ответственны, ведь именно настоящее строит наше будущее. Поэтому самая важная вещь состоит в том, чтобы сосредотачивая мысль в себе, найдя свое настоящее Я, мы настолько гармонизировались, что будущее тоже стало бы гармоничным. У восточных людей есть молитва: “Возблагодарим за все, что мы испытали, об одном только просим, чтобы конец наш был наилучшим”.

 

Вопрос: Каково соотношение настоящего с прошлым и будущим?

Ответ: Настоящее является отражением прошлого, а будущее – отзвуком настоящего.

 

Вопрос: Вы говорили, что цветы и растения призывают элемент, который дает им цвет. Как так получается, что порой разница в цвете между цветами и листьями совсем небольшая, и что запах у всех роз более или менее одинаков?

Ответ: За розой стоит ее прошлое, и поскольку в семени розы заложены те свойства, который являет собой роза, оно, как наследие, сохраняет и этот аромат, и цвет. Но в то же время роза получает поддержку от воздуха и солнца, и только это делает ее вполне розой.

Иными словами, есть в том же саду растение, цветок, у которого и вовсе нет аромата. На него светит то же солнце, у него тот же воздух, он растет в том же самом месте, но только роза призывает те свойства, которые делают ее розой. А другой цветок, растущий в том же месте, не призывает их, он призывает только те свойства, которые делают его тем, что он есть. Разве не говорится символически, что один ползет по земле, другой неспешно идет, а третий бежит, четвертый же летит? И все они на той же земле, под тем же солнцем.

 

Вопрос: Это внутренние качества?

Ответ: Никакое качество не сможет существовать, не будучи поддержано тем, что привлекает его каждое мгновение в течение дня. Как наше физическое тело в своем физическом существовании зависит от физического питания, как ум наш зависит от поддержки в своей собственной сфере, так и каждое свойство имеет свою подпитку – питание, которое оно призывает, пища, на которой оно живет. Как тело прекратит существовать, если ему не давать питания, так и всякое качество, как бы велико оно ни казалось у человека, прекращает существовать, если для него не будет подпитки. Если внимательно понаблюдать жизнь, окружающую нас, мы увидим тысячу тому доказательств. Сколько людей рождается гениальными, сколько со способностями к поэзии, с способностями к пению, сколько с желанием делать добро! Их качества исчезают, а сами они не могут найти в себе этих качеств, если для них нет подпитки, за счет которой они живут.

 

 

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

 

СООБЩЕНИЕ С ЖИЗНЬЮ

С точки зрения мистика, жизнь доступна для общения во всех своих аспектах, если он знает секрет, как с ней связаться. Пока человек не знает этого секрета, уши его глухи, а глаза слепы. Есть рассказы о мудрецах и святых, которые разговаривали с деревьями и растениями, скалами и горами, с морями. Люди думают, что это легенды, но это так же верно, как все что угодно в этом мире разнообразия. Это верно не только по отношению к прошлому, это может быть когда угодно, это всегда возможно, если человек знает, как связаться с жизнью.

В низшем создании мы распознаем свойство, которое называем инстинктом: тенденцию, которая заставляет птицу летать, а рыбу плавать не учась этому. Такой инстинкт у низших созданий представляется в виде интуиции. Сегодня многие ученые говорят, что у животных нет ума, но в действительности все создания имеют ум, даже деревья и растения. Живущие близко к природе, те, чья жизнь и работа связана с сельским хозяйством, и те кто постоянно пребывает в уединении среди животных, знают о том, что животные часто предупреждают о болезни, смерти, буре и наводнении. Они обладают интуицией. Механизм человеческого тела и его ум более утонченные, человек способен на большую интуицию, и все же кажется, что животное воспринимает прежде, чем знает человек. Причина в том, что человек настолько погружен в свою внешнюю жизнь, в цель своей жизни, что ему очень трудно поверить в интуицию, а поэтому его способность к интуиции притупляется и оказывается, что он менее интуитивен, чем низшие создания.

Те, кто близки к природе и живут в уединении, крестьяне, живущие простой сельской жизнью, обладают большей интуицией, чем интеллигентные люди, живущие в самой гуще мирской жизни. Это показывает, что жизнь, которую мы сегодня ведем в больших городах, – неестественная жизнь, мы проживаем ее в искусственной атмосфере, едим искусственную пищу, воспринимаем искусственный образ жизни. Так человек утрачивает это божественное качество, это божественное достояние человека, которое проявляется в интуитивных качествах. Как представляется, тонкие личности обладают большей интуицией, чем более грубые, женщины наделены большей интуицией, чем мужчины. Причина в том, что женщина, в силу своей природы, более отзывчива. Именно восприимчивость ее природы делает ее более интуитивной. Порой мужчина рассуждает и спорит, а женщина скажет: “Да, но я чувствую это, я чувствую, что это так”. И ее ощущение окажется правильным. Она не может объяснить его, она говорит: “Я так чувствую”.

В каждом человеке в большей или меньшей степени присутствует способность воспринимать впечатления, и это первый шаг к интуиции. Чем тоньше человек, тем больше его восприятие. Но каждый временами ощущает условия того места, где он находится, характер людей, которых он встречает, их склонности, их мотивы, уровень их развития в виде впечатлений. Когда мы спрашиваем: “Почему ты так чувствуешь?” он не всегда сможет объяснить. Иногда человек скажет: “По характерным чертам”, или “это атмосфера”, или “это потому, что он так сказал”. Но в действительности, это некое чувство, которое не поддается описанию. Тонкий, чувствительный, умный человек всегда получает впечатление от кого-то, кого он видит.

Следующим этапом является интуиция. С помощью интуиции человек чувствует предупреждение о надвигающейся опасности, обещание успеха, предостережение о поражении, если в его жизни должна произойти какая-то перемена, то он чувствует ее. Но очень часто, если он не уверен в себе, то он утрачивает эту способность интуиции. Человек боится, что его интуиция его обманывает, и тогда он теряет уверенность в себе. Если он думает: “Может быть моя интуиция не верна, послушаюсь ее и потерплю поражение”, то он следует другим путем, путем рассуждения, логики. Но естественно, что по прошествии определенного времени интуиция человека притупляется. Если такую способность не использовать, то она исчезает, и человек, некогда бывший способным к интуитивному восприятию, утрачивает эту способность.

Еще одна удивительная вещь в отношении интуиции состоит в том, что человек одаривается ею в соответствии со своей искренностью. Если человек честен, искренен, сострадателен, добр, у него будет дар интуиции; но если эти качества отсутствуют, интуиции тоже не будет. Те, кто не обладает интуицией, сталкиваются с трудностями в постижении духовного идеала, потому что вера в духовное не приходит от внешнего опыта, через рассуждения и логику, это вера, которая зарождается внутри в форме интуиции. А если способность интуиции не развита, тогда вера человека не будет сильной. Человеку, у которого отсутствует интуиция, прежде всего недостает веры; а если у него есть вера, то эта вера не будет достаточно крепкой, потому что основа, на которой она построена не тверда.

Следующий шаг по пути интуиции – это вдохновение. Поэты, писатели, музыканты, мыслители, философы умеют пользоваться этим качеством. И у других оно есть, но они не знают, как его применить. В области искусства, поэзии, музыки то, что человек не может создать на протяжении десятилетий, он создает в одно мгновенье с помощью вдохновения. Это естественный поток; человек не испытывает затруднений, когда работает в нем. Вдохновение приходит в уже готовом виде, и мозгом и умом нужно сделать совсем немного. Кроме того, все, что приходит через вдохновение живое, наиболее прекрасное и гармоничное по сравнению с тем, что исходит от мозга. Музыка прошлого, например, работы Вагнера и Бетховена, до сих пор живут. И не имеет значения, как часто вы их слушаете, все равно их хочется слушать еще и еще. Современная музыка не обладает таким свойством притяжения.

То же самое с древним искусством. Есть что-то живое в этом искусстве, а сегодня – со всем прогрессом, который достигнут в искусстве – чего-то не хватает. Так же и с поэзией. Были в Персии такие великие поэты, такие как Хафиз, Руми и Саади, чьи работы все еще изучаются сегодня и высоко оценены миллионами людей на Востоке; они считают, что без этих работ не было бы гуманитарной культуры. Их работа стала основой гуманитарной культуры Востока, многие более поздние поэты пытались писать работы, подобные работам Руми и Хафиза, но они не смогли достичь этого по прошествии веков; кажется, что вдохновение утеряно. Вдохновение, если оно приходит, живое и несущее с собой жизнь, оно длится всегда и человек никогда от него не устает.

Что такое теория вдохновения? Где его найти? Откуда оно приходит? Есть одна сокровищница, где хранится все знание, собранное, испытанное, узнанное и открытое людьми. И эта сокровищница – Божественный Ум – ум, с которым соединены все умы. Ни один опыт, который мы получаем, не остается не записанным в этой сокровищнице. Каждый хороший или плохой опыт, который мы получаем, каждая новая вещь, которую мы узнаем, каждое открытие, которое мы делаем, хранится и этой сокровищнице. Могут спросить: “Как найти ее? Если у нас есть большой склад, в котором хранятся может быть сотни и тысячи вещей, то трудно найти все, что мы захотим, в одно мгновенье”. Сила ума, сила воли таковы, что если у человека их достаточно, он может найти все, что хочет найти. Есть рассказ о том, как человек с большой силой воли хотел купить какую-то мебель. На первой же улице, на которую он зашел, когда вышел из дома, он увидел как раз то, что ему было нужно в витрине магазина. Иными словами, его вели туда. То, что вы действительно хотите, притягивается вами, а вы притягиваетесь тем, что вы хотите. То же самое происходит с поэтом, музыкантом, мыслителем, когда он глубоко заинтересован в том, что он делает, тогда ему стоит только пожелать, и посредством автоматического действия желания его желанный предмет станет светом. Этот свет попадет в божественное хранилище, и спроецируется на объект, который хочет найти этот человек. Таков феномен воли и вдохновения, что как только вдохновенного человека затронет красота и гармония жизни и он захочет выразить свою душу, так сразу же свет его души высветит тот самый особый объект или то самое особенное знание. Они приходят в его ум мгновенно, выражая себя внешне через его ум. Все что приносится изнутри наружу таким образом совершенно, гармонично, прекрасно и производит удивительное воздействие.

Когда-то в древние времена шах Персии выразил желание увидеть написанную историю прошлого Персии. Но ему сказали, что все летописи утеряны и будет очень трудно проследить жизнеописания царей, живших в прежние времена. Но был там один поэт Фирдоуси, который сказал: “Я напишу историю Персии”. Он был вдохновенным человеком. Люди очень удивились, они недоумевали: “Как он это сделает?” Но Фирдоуси послал свою душу в прошлое и его душа стала принимать знание прошлого, которое он выразил в виде поэм. Эта книга называется “Шах-Наме Персии”.

Многие думают, что наука основана на знании фактов, подтвержденных рассудком и логикой и очень немногие знают, что ее начало было положено интуицией. Все научные открытия проистекают из интуиции, а затем уже ей на смену приходит рассудок и помогает логика. Они анализируются и таким образом становятся доступными другим людям, но в самом начале они все равно приходят от интуиции. Если бы великие изобретатели Америки, такие как Эдисон и прочие, были только великими механиками, этого не было бы достаточно, за всем этим стояла интуиция.

Сегодня существует тенденция не признавать эту сторону жизни. Люди считают, что несолидно полагаться на интуицию или вдохновение. Однажды, когда я был в Париже, я удивился, услышав, как один великий писатель сказал: “А существует ли такая вещь как вдохновение?” Я подумал: “Вот великий писатель, который сделал себе имя и тем не менее не знает, есть ли такая вещь, как вдохновение”. Через постоянное стремление к материальному и постоянное игнорирование Духа Божьего, люди стали настолько материальными, что не думают, что существует такая вещь, как вдохновение. Этот человек стал известным, не веря во вдохновение, и это было все, что он хотел. Когда я начал больше узнавать о работе этого человека, я понял, что все его работы были поверхностными. В них не было глубины и не было высоты, это был очень узкий тон. И это занимает людей сегодня.

Когда человек идет посмотреть современную пьесу, то он видит то же самое. Вряд ли найдется хотя бы одна глубокая постановка. Если вы спросите, отчего же так происходит, ответ таков: все для того, чтобы понравиться человеку с улицы. Это значит, что мы должны отвернуться от всех остальных, чтобы понравиться человеку с улицы. Однажды я разговаривал с одним журналистом о философии, и он сказал мне: “Все это очень интересно! Но скажите, как мне изложить это для человека с улицы?” Таким образом, всеобщее воспитание состоит в том, чтобы держать каждого человека на уровне улицы. Сценарии пишутся в очень узком ключе, они не затрагивают глубины. Тогда где же может быть надежда на прогресс, если вдохновение игнорируется, а интуиция притупляется? Сегодня ум тяготеет к фактам, лишенным истины.

Следующий этап, который наступает после вдохновения, называется видением. Видение не приходит к человеку во сне, он провидит в пробужденном состоянии. В этом нет ничего пугающего. Это просто ясность внутреннего зрения. Знание приходит как вспышка и проблема решается, будь то философский вопрос или некий скрытый закон жизни или природы – все проявляется в очень четком виде. Или человек входит в контакт с чем-то или кем-то, находящимся на невероятном расстоянии. Люди часто не понимают значение видения и притворяются видящими. Но в действительности развитие внутреннего видения – это великий прогресс души.

Продвигаясь дальше по пути интуиции, человек приходит к тому, что мы называем откровением, а это значит, что все и вся открывает ему свою тайну. Такой человек узнает, что каждый листик наделен языком, чтобы рассказать свою легенду. Он узнает, что каждая душа – это живая книга, которая прочитывает собственную историю. Он обнаруживает, что каждое обстоятельство жизни раскрывает перед ним свою внутреннюю суть, как только он начинает в него всматриваться. Он чувствует себя удобно на земле и в небе, и эта жизнь и последующая становятся явленными для его души. Как сказал Саади, великий поэт Персии: “Как только человек начинает читать, каждый листик на дереве становится страницей Священного Писания”.

Как же случается, что человек испытывает или воспринимает посредством интуиции, вдохновения, видит видения и откровения? Сказано, что апостолы мгновенно узнали множество языков. Это не значит, что они узнали французский, английский, немецкий и испанский. Это значит, что они узнали язык каждой души, что каждая душа начала говорить с ними, что они начали общаться с каждым человеком. Значение откровения состоит в понимании языка души. Каждая душа умеет говорить, ее нужно только услышать. Человек слышит не только внешний шум и человеческий голос, но и молчаливые деревья, и застывшие горы говорят с нами, если мы способны услышать их. Это язык вибраций, неощутимый для восприятия язык, и все же утонченный ум способен уловить его. единственное объяснение такого явления состоит в том, что это музыка. Ведь для музыканта музыка – это язык, он говорит ему что-то. Высокие и низкие ноты, плавные и резкие, все они выражают и говорят ему о чем-то; все это имеет значение. Человек, не изучающий музыку, не знает этого языка. Он будет наслаждаться музыкой, но он не знает языка.

И потом есть язык жизни, потому что жизнь – это тоже музыка. Каждый человек – нота в такой музыке, и это составляет симфонию жизни. Один человек настроен в лад, другой – расстроен, одна душа звучит на верной ноте, другая – на фальшивой. Таким образом каждый человек создает или портит музыку. Откровение приходит от понимания этой музыки. Вы не можете научиться откровению, ему нельзя научить, но вы можете настроить сердце на такой тон, что оно начнет жить и радоваться музыке жизни.

Таким образом и воспринимается откровение: когда сердце пробуждается и начинает жить, оно способно воспринять вибрации, приходящие от каждой души, каждого состояния, и они передают определенный смысл.

Великие пророки и учителя, которые дали человечеству религию, вдохновили высоким идеалом и направляли людей к духовному постижению, были пробужденными душами. И то, что они дали миру – это было их собственное толкование явленного им откровения. Но стоит композитору записать музыку на бумаге, как она многое утрачивает. И когда пророк дает свое учение в виде слов, многое тоже утрачивается.

Есть такие люди, которые говорят: “У меня есть нечто святое, и это моя вера”, и они держатся своих слов. Но есть и другие, которые хотят знать дух этого. Слова, которые приходят – это лишь толкование откровений, бывших у пророков.

Если бы все люди в мире знали дух, то не было бы столько разных религий, столько различных верований. Все согласились бы с одной истиной. Но так много верований, столько различных религий существует потому, что они не понимают религию. Если бы человек понимал ее, то была бы только одна религия, которую разные учителя человечества толковали бы по-разному. А их откровение происходит из музыки жизни, которая толкуется на человеческом языке.

 

 

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

 

ОПЬЯНЕНИЕ ЖИЗНЬЮ

1

Есть в жизни много разных опьяняющих вещей, но если бы нам пришлось рассматривать природу жизни, мы поняли бы, что нет ничего столь же опьяняющего, как сама наша жизнь. Мы можем понять истинность этой мысли, подумав о том, чем мы были вчера, и сравнить с нашим сегодняшним состоянием. Наше вчерашнее несчастье или счастье, богатство или бедность – это для нас сон, только сегодняшнее состояние имеет значение.

Эта жизнь, наполненная нескончаемыми взлетами и падениями, подобна текучей воде, и думая о бегущей воде, человек говорит: “Я и есть эта вода”; а в действительности он не знает, что он собой представляет. Например, человек из бедного становится богатым, а если богатство от него уходит, он жалуется, а жалуется он потому, что не помнит, что перед тем, как стать богатым, он был беден и от бедности перешел к богатству. Если бы человек рассмотрел свои прихоти в течении жизни, он обнаружил бы, что на каждом этапе своего развития в жизни у него была определенная прихоть; порой он страстно желал некоторых вещей, а в другое время ему дела до них не было. Если бы человек смог посмотреть на собственную жизнь глазами зрителя, то понял бы, что она представляет собой не более, чем опьянение. Что однажды дает человеку огромное удовлетворение и гордость, в другое время унижает его, то, чем человек когда-то наслаждался, в другое время приносит ему неприятности, то, что он какое-то время ценит, в другое время не представляет для него никакой ценности.

Если человек может наблюдать за своими поступками в повседневной жизни, если у него присутствует чувство справедливости и понимания, он обнаружит, что делает нечто, чего совсем не намеревался делать и говорит то, чего не хотел сказать, или ведет себя так, что потом говорит себе: “Почему я был таким дураком!” Порой он позволяет себе кого-то любить, кем-то восхищаться; это продолжается несколько дней, несколько недель, несколько месяцев или лет (хотя “лет”, пожалуй, слишком долго); потом он чувствует: “Ах, я был неправ”, или является кто-то более привлекательный; тогда он направляется по другому пути, он не знает ни где он, ни кого он любит. В действии и противодействии своей жизни человек порой совершает что-то импульсивно, не отдавая себе отчета в том, что он делает, в другое время он, если можно так выразиться, получает вкус от добра, он делает то, что полагает добрым и хорошим; а потом наступает противодействие и все его доброе куда-то уходит. Так и в бизнесе, в профессиональной деятельности человека, в его занятии коммерцией у него возникает импульс: “Я должен сделать это”, “Я должен сделать то”. И кажется, что у него огромная сила и смелость, порой это продолжается долго, а иногда день-другой, а потом он забывает о том, что делал и занимается чем-то другим.

Это показывает, что в своей жизни, в своей деятельности в миру человек подобен щепочке, которая качается на морских волнах, вместе с ними то поднимаясь, то обрушиваясь вниз. Поэтому индусы называют жизнь в миру Бхавасагара – океан, вечно вздымающийся океан. И человек в своей жизни плывет по этому океану мирской деятельности, не зная, что он делает, не зная, куда он движется. Что кажется ему важным – это одно мгновение, которое он называет настоящим; прошлое – сон, будущее – в тумане, и единственная вещь, ясная для него, это настоящее.

Привязанность и любовь, приязнь человека в мирской жизни не сильно отличаются от привязанности птиц и животных. Есть время, когда и воробьи заботятся о своих малышах, они приносят им зернышки в клюве и кладут в клювики птенцов, а те с нетерпением ждут прилета своих родителей, своей мамы, которая положит им зернышко в клювик. И это продолжается, пока у них не вырастут крылышки, а потом под защитой доброй матери они научатся прыгать по веткам деревьев и полетают по окрестному лесу; и после уже не будут узнавать свою маму, которая была так добра к ним.

Есть мгновения, когда верх берут эмоции, есть импульсы любви, привязанности, нежности, но приходит время и они проходят, становятся бледнее, а потом и вовсе исчезают. Приходит время, когда человек думает, что есть что-то еще желанное, что-то еще, что он хотел бы полюбить. Чем больше мы задумываемся о жизни человека, тем больше понимаем, что она не слишком сильно отличается от жизни ребенка. (стр. 138) Ребенок привязывается к кукле, а потом устает от нее и переносит свою привязанность на другую игрушку. А когда ему нравится кукла или другая игрушка, то он думает, что это самая ценная вещь в мире; а потом приходит время и он может порвать куклу или разломать игрушку. Точно так же и с человеком; его кругозор, быть может, чуточку другой, но поступки те же. Все что человек считает важным в жизни, например, накопление богатства, обладание собственностью, достижение славы и положения, которое он считает идеальным – любая из этих целей, которые он перед собой ставит, является ничем иным, как опьяняющим эффектом, но и после достижения цели он не удовлетворен. Он думает: “Есть, наверное, что-то еще, что мне хочется, это не то, что я хотел”. Чего бы он ни хотел, он чувствует, что это самая важная вещь, однако когда он ее получает, оказывается, что она вовсе не важна, он хочет еще чего-то. Во всем, что его радует и делает счастливым – его развлечения, его театр, его движущиеся картинки, гольф, поло, теннис – кажется, что все это развлекает его, чтобы он был, как в тумане, и не знал, куда идет, кажется, что он желает только заполнить свое время и не знает, куда он идет и что делает. То, что человек называет удовольствием – это то, что он чувствует в тот момент, когда он опьянен деятельностью жизни. Все, что закрывает его глаза от реальности, все, чему он потворствует, что позволяет ему осознать, что он действует – вот что он называет удовольствием.

Природа человека такова, что к чему бы он ни привык, в том и его удовольствие – в еде, в питье, в любой деятельности. Если он привыкает к чему-то горькому – горечь его удовольствие, если к чему-то кислому – кислое его удовольствие, если он привыкает есть сладости – он любит сладости. У одного человека появляется привычка жаловаться на жизнь, а если ему не на что жаловаться, тогда он ищет, на что бы пожаловаться. Другой хочет симпатии, чтобы пожаловаться, что люди плохо к нему относятся, он ищет соответствующего отношения, что было на что пожаловаться. Это опьянение.

Есть также люди, привыкшие воровать, такой человек наслаждается этим, у него это входит в привычку; если у него есть иной источник дохода, он не доволен, ему не хочется его иметь. (стр. 139) Таким образом, люди привыкают к определенным вещам в жизни, эти вещи становятся удовольствием, опьянением. Есть многие, у которых в привычку входит беспокоится обо всем. Мельчайшие вещи очень сильно волнуют их. Они могут лелеять самую крохотную печаль, которая у них есть – это цветок, который они поливают и взращивают. А сколь многие, прямо или косвенно, осознанно или неосознанно становятся привязанными к болезни, а ведь болезнь – это еще большее опьянение, чем действительность. Пока человек держится за свою мысль о болезни, он, если можно так сказать, поддерживает ее, болезнь поселяется в его теле и ни один доктор не выгонит ее оттуда. И печаль, и болезнь – это тоже опьянение.

А потом условия жизни человека, окружение каждого человека, обстоятельства жизни создают перед ним иллюзию и дают ему опьянение, так что он не знает состояние людей вокруг него, людей в городе и в стране, где он живет. А опьянение не только остается с ним в пробужденном состоянии, но продолжается во сне, подобно тому как пьяному человеку снятся те вещи, которые относятся к пьяному состоянию. Если у него радость, если он в печали, если он тревожится или ощущает удовольствие, то же будет и с его обстоятельствами во сне. И днем, и ночью продолжается сон, а продолжение сна у некоторых длится всю жизнь, а у других – только некоторое время.

Такое опьянение можно видеть в разных аспектах жизни, оно проявляется даже в религиозном, философском и мистическом аспектах. Человек ищет утонченности, человек желает знать что-то, чего он не может понять, он рад, когда ему говорят что-то, что разум его не может постичь. Дайте ему простую истину – ему она не понравится, он хочет видеть перед собой нечто, что он не может понять. Когда учителя, подобные Иисусу Христу приходили на землю и давали послание истины (стр. 140) простыми словами, люди того времени говорили: “Это написано в нашей книге, мы это уже знаем”. Но когда предпринимается попытка мистифицировать людей, когда им рассказывается о феях, и привидениях, и духах, они очень рады, они желают понять то, что понять не могут.

То, что человек называет духовной или религиозной истиной, всегда было ключом к той высшей истине, которую человек не может видеть из-за своего опьянения. Эту истину никто не может дать другому. Она в каждой душе, потому что человеческая душа сама по себе есть истина. И если что-то можно дать, так это только средство, которым может познаваться истина. Религии, в разных формах, являются способами. Этими способами вдохновенные души обучали людей узнавать истину и получать пользу от этой истины, которая пребывает в душе человека. Но вместо того, чтобы получать пользу от религии таким способом, человек воспринимал только внешнюю часть религии, и он боролся против других, говоря: “Моя религия – единственно правильная, ваша религия – ложна”.

Однако, всегда существовали мудрые; сказано в Библии, что мудрецы с Востока пришли, когда родился Иисус Христос, чтобы увидеть ребенка. Что это значит? Это значит, что в разные времена существовали мудрецы, их жизненной миссией было оставаться трезвыми независимо от того опьянения, которое происходило вокруг и помогать своим братьям и сестрам достигать такой трезвости. Среди тех, кто были мудры своей трезвостью, были наделенные великим вдохновением и контролем над собой и над жизнью внутри и снаружи. И такие мудрецы назывались святыми, или пророками, или мастерами.

Сквозь свое опьянение человек в миру, даже следуя или принимая [учения] этих мудрецов, монополизировал себе одного из них, как своего пророка или учителя, а против остальных боролся, говоря: “Мой учитель – единственно верный”, и тем самым он показывал свое опьянение и пьянство. А поскольку пьяный человек может, не задумываясь, ударить или поранить другого, того, кто отличается от него, кто думает или чувствует, или действует иначе, поэтому многие великие люди мира сего, пришедшие помочь человечеству, были убиты, распяты, подвергнуты терзаниям и мучениям. Но они не жаловались, они принимали это, как естественное следствие. Они понимали, что находятся в мире опьянения или пьянства, а ведь для пьяного естественно ударить и причинить вред. Это было во всей истории мира, в какой бы ее части не появлялось послание Бога.

В действительности, послание исходит из одного источника, и этот источник – Бог, и под каким бы именем мудрец ни давал это послание – это не его послание, это послание Бога. Те, чьи сердца имеют глаза и уши, чтобы слышать, знают и видят одного и того же посланника, потому что они получили послание. Те же, чьи сердца лишены глаз и ушей, считают посланника важным, а не послание. И все же, в какое бы время ни приходило послание, в каком бы облике оно ни являлось, это было только одно это послание – послание мудрости.

И кажется, что опьянение мира все возрастает и возрастает, до такой степени что великое кровопролитие и несчастье пришло в мир и прошло не так давно, подобного которому еще не отмечено в истории мира. Это показывает, что опьянение мира достигло своей кульминации. И никто не сможет отрицать, что даже сейчас мир не пришел в трезвое состояние, но даже и сейчас следы опьянения можно найти в беспокойстве времени, даже когда великое кровопролитие, на мгновение, прошло.

Движение суфиев происходит от sophia, что означает мудрость – послание мудрости. Во все времена мировой истории целью послания было донести до человечества трезвость, донести любовь к ближнему своему. Несомненно, политика, образование, бизнес – все это средства, чтобы привести людей разных рас и наций в соприкосновение друг с другом, но духовная истина и понимание жизни – это единственное средство, чтобы принести в мир то братское чувство, которое ничто больше принести не может.

Это послание работает не для того, чтобы сформировать исключительное общество, ведь и так уже столько обществ, которые борются друг с другом. Цель послания в том, чтобы добиться лучшее понимание между обществами в познании истины. Это не новая религия, и как это могло бы быть новой религией, если Иисус Христос сказал: “Я пришел не для того, чтобы дать новый закон, я пришел выполнить религию”. Это сочетание религий.

Главная цель Движения состоит в оживлении религий мира, тем самым собирая вместе последователей разных религий в дружеском понимании и терпимости. Все принимаются с распростертыми объятьями в Ордене суфиев, какова бы ни была их религия, к какой бы церкви они ни принадлежали, какую бы веру ни имели – это не помеха. Существует личная помощь и руководство в методах медитации. Есть курс обучения тому, как рассматривать жизненные проблемы, главная цель каждого члена Ордена в том, чтобы сделать все, что в его силах, чтобы добиться понимания, чтобы все человечество смогло стать одним единым братством в Лоне Отца своего Бога.

 

2

Не только то, что есть и пьет человек дает ему определенный стимул, но также и то, что он обоняет, видеть или слышит, даже это имеет влияние и воздействие на существо человека. Стимул, который человек ощущает через еду и питье в реальном чувстве мира, представляет собой небольшое опьянение. Не только еда, которую он ест, вода, которую пьет, но и все, что он видит, слышит и осязает опьяняет человека, даже воздух, которым он дышит с утра до вечера, постоянно дает человеку стимул и опьянение. А раз это так, то есть ли хотя бы одно мгновение, когда человек не опьянен? Он всегда опьянен, только порой больше, а порой меньше.

Но не только это интоксикация. Человеческая поглощенность в своих жизненных занятиях также держит его в состоянии опьянения. Кроме этого, второго опьянения работой и делами, в которое погружен ум человека, есть и третье опьянение. И третье опьянение – это привязанность к себе, которая есть у человека, симпатия, которую он испытывает к себе самому. Именно такое опьянение делает человека эгоистичным, делает его жадным и очень часто несправедливым по отношению к своим собратьям. Вследствие воздействия такого опьянения человек постоянно занят чувствами, мыслями и действием: что будет в моих интересах, что может принести мне определенный процент и прибыль. И в это вовлекается все его время и вся его жизнь. Именно через такое опьянение он говорит: “Вот мой друг, а вот мой враг; этот желает мне добра, а этот – против меня”. Именно в таком опьянении формируется эго, ложное эго человека. Итак, это третье опьянение, которое держит человека постоянно в мыслях о достижении того, что для него выгодно.

Но как пьяный человек не знает, что, на самом деле, для него более выгодно, так и эгоист в своем эгоизме никогда не знает, он не понимает, что ему, в действительности, на пользу. В моменты трезвости человек удивляется: “Если это опьянение, тогда что же реальность? Хотел бы я знать, что такое реальность”. Но для [восприятия] реальности нужны не только глаза и уши. Нужна кроме того трезвость, чтобы слышать и видеть лучше. Могут спросить: “Как можно называть это опьянением, если кажется, что это нормальное состояние, состояние каждого человека?” Да, можно назвать это нормальным только потому, что это состояние каждого человека. Но опьянение – это опьянение. Опьянение – это не удовлетворение.

А потом, есть еще врожденное томление по некоему удовлетворению, которого человек не знает, и этого удовлетворения человек ищет, удовлетворения, которое является постоянным томлением его души. Никакой деятельный человек, обладающий некоторой мудростью, не станет отрицать того факта, что каждая его попытка достичь счастья всегда оканчивается видимым разочарованием. Это показывает, что усилие всегда приложено в неверном направлении. Но кроме предпринимаемых попыток найти реальность, первейшей вещью является осознать, что такое опьянение, и первым шагом по пути истины будет узнать о том, что существует такая вещь, как опьянение.

Есть опьянение детства. Если бы человек только смог себе представить, какого внимания, какого обслуживания, какой заботы требует ребенок! И в то же время он не знает, кто беспокоится обо всем этом, кто заботится о нем. Он играет со своими игрушками, он играет со своими сверстниками, он не знает, что ожидает его в будущем. Все, что он хочет, все, что его радует – это то, что находится вокруг него, он не смотрит далеко. Никто никогда в детстве не знает, насколько ценна мать. или отец, или те, кто о нем заботятся, (стр. 144) пока не придет пора, когда он начнет видеть это сам. А если мы рассмотрим состояние юности – там опять-таки еще одно опьянение, это время цветения, время наполненности энергией. В эту весеннюю пору душа не думает о том, что это пройдет. Душа думает только о том, что в это время она полна опьянения; она не знает ничего, кроме себя самой. Сколько ошибок, сколько безумных поступков, бездумных и неразумных вещей совершает юноша, чтобы потом раскаиваться в них! Но в то же время душа никогда не думает об этом. Это не вина души; это такое время, это такое опьянение. Человек в состоянии опьянения не отвечает за то, что он делает – он опьянен. Нельзя винить ребенка за то, что он не отвечает за что-то или недостаточно ценит что-нибудь, так же и юношу нельзя винить за то, что он ослеплен энергией. Это естественно.

Это опьянение продолжается по мере того, как человек проживает свою жизнь. Это только перемена вина. Вино детства отличается от вина юности. А когда вино юности закончилось, тогда пьется другое вино. И затем соответственно своему образу жизни человек пьет то вино, которое поглощает его жизнь, это или накопление богатства, или достижение власти, получение положения – все это подпитка, которая опьяняет человека. По мере его проживания жизни опьянение всегда преследует его. Это может быть радость от музыки или увлеченность поэзией, любовь к живописи, удовольствие от обретения знаний. Все это – опьянение.

Если все эти различные занятия и виды интересов подобны различным винам, тогда что же в мире можно называть состоянием трезвости? Это все – вино, с самого начала до конца. Даже хорошие, развитые духовно и морально люди, и у них есть определенное вино. Человеку приходится пить вино все время, но это разное вино. Высоко развитый художник, великий поэт, вдохновенный музыкант признают, что они испытывают моменты опьянения, как радость, часто как подъем, от своей живописи, музыки, поэзии – это сообщает им экзальтацию; они как бы не живут в этом мире.

Высшее опьянение нельзя сравнить с низшим опьянением этого мира; и тем не менее, это опьянение. (стр. 145) Что есть радость, что есть страх, что есть гнев, что есть страсть, что есть чувство привязанность и что есть чувство отчужденности? Все это – ощущения вина, у всех есть свое опьянение. Понимая эту тайну, суфии основали свою культуру на принципе опьянения. Суфии называют его Хал. В словесном определении Хал означает условие, состояние. Есть суфийское изречение: “Человек говорит и поступает соответственно своему состоянию”.

Человек не может говорить и поступать по-другому под воздействием этого вина, которое он пьет. У того, кто выпил вина гнева, что бы он ни сказал, что бы ни сделал, будет раздраженным, это сама раздражительность. У того, кто выпил вина отчужденности, в мыслях его, словах, деле вы обнаружите одну лишь отчужденность. В присутствии того, кто пьет вино привязанности, вы увидите, как все притягиваются к нему, и он притягивается ко всем. Человек делает и говорит все что он делает и говорит соответственно вину, которое он выпил. И поскольку это верно, то суфий говорит: “Рай и ад в руках человека, если он знает их тайну”. Поэтому мир для суфия – это винный погреб, склад, в котором собраны самые разнообразные вина. Ему нужно только выбрать, каким вином насладиться, какое вино принесет ему то наслаждение, о котором томиться его душа.

Когда-то, когда я был в Индии, я получил самое первое впечатление – и весьма сильное – в этом аспекте жизни. Я шел по кварталу дервишей, там, где они предаются молчанию, и увидел десять или двенадцать дервишей, сидевших тесной группой в тени дерева, одетые в свои рваные одежды, и разговаривали друг с другом. Мне было очень интересно узнать и понять иной образ мышления и идеи, и я стоял там, наблюдая это собрание и все, что там происходило. Первое впечатление, которое у меня возникло при виде этих сидящих на земле без всякого коврика мыслителей, что это бедные люди, беспомощные, у которых может быть вовсе ничего нет, сидящие в своем отчаянии. Но когда они заговорили, я не мог уже больше так думать, ибо они обращались друг к другу следующим образом: “О Король Королей, О Император Императоров”. Все, что говорилось, говорилось позже, но обращение было именно таким. Вначале я был чрезвычайно удивлен, услышав такие слова. Но немного поразмыслив над ними, я подумал: “Что такое император? Что такое король? Является ли король королем изнутри или снаружи? А император, который на самом деле император своего окружения и зависит от всего, что снаружи? В тот момент, когда он отделен от своего окружения, он уже не император. Но вот эти императоры, сидящие здесь на голой земле, и есть настоящие императоры. Никто не в силах отнять у них империю, потому что их империя, их королевство – не иллюзия, их королевство – подлинное королевство”. Можно представить это так, как если бы у императора была бутыль вина, стоящая перед ним на столе; а эти императоры выпили то вино и стали настоящими императорами.

Встречается порой в нашей повседневной жизни человек, говорящий: “Я болен, я в печали, бедный я, несчастный”. Посадите его во дворец и окружите тысячью докторов и сиделок, он все равно будет бедным и несчастным. У другого человека может быть и великое страдание и боль, а он все равно скажет: “Нет, все хорошо, я счастлив”. И все хорошо, все идет как надо, потому что этот человек прав. Не показывает ли это, что мы есть, мы становимся тем вином, которое пьем? Тот, кто напоен вином успеха, не знает поражений. А если обстоятельства будут таковы, что девять раз подряд он проиграет, то на десятый он обязательно добьется успеха. Тот же, кто выпил вина поражения, даже если дать ему все возможности победить, но ведь он выпил вина поражения – он не сможет добиться успеха.

Но со всем этим есть одно тонкое чувство – оно есть у каждой души – чувство, которое невозможно объяснить словами, оно заставляет человека чувствовать себя гораздо уютнее дома в любимом кресле, чем когда десять тысяч людей воздают ему почести. Человек может быть перегружен богатством, но в то мгновение, когда он откладывает в сторону все жемчуга и драгоценности и сидит в одиночестве, он отдыхает, и только тогда он может вздохнуть полной грудью. А чему это нас учит? Это учит нас тому, что человек может иметь все что угодно в мире, что кажется ему величайшей ценностью, но все же останется что-то еще скрытое, чего он доискивается. Когда у него это есть, он счастлив.

Можно объяснить это на двух примерах; и это та же самая идея: человек не хочет видеть другого человека, как бы он его ни любил, постоянно рядом; человеку хочется хотя бы на миг побыть вдали даже от самого дорогого существа в мире. Как бы горд ни был человек своими мыслями, мысли его могут быть великими, глубокими и хорошими, и все же величайшая радость его наступает в тот момент, когда он не думает. У него могут быть самые лучшие чувства любви, нежности и доброты, но есть моменты, когда нет чувств. Эти моменты наиболее возвышенны.

Что это показывает? Это показывает, что вся жизнь интересна, потому что она вся опьяняющая. Но то, чего желает душа, это совсем особая вещь – проблеск трезвости. Как же испытать этот проблеск трезвости, о котором постоянно томится душа? Испытывают его посредством медитации, посредством концентрации. Но если это естественная вещь, то почему тогда почему нужно прилагать усилия, чтобы достичь ее? Причина в том, что человек настолько наслаждается этим опьянением, что начинает предаваться пьянству; это состояние каждой души в этом мире. Каждая душа становится пьяницей и пьет вино жизни. В то же время наступает момент, если не в юности, так позже, если не тогда, когда человек счастлив, то когда он несчастен, когда человек начинает искать той трезвости, по которой постоянно томиться его душа. Суфийская культура, таким образом, это культура, построенная так, чтобы испытать эту трезвость.

Несомненно, очень трудно объяснить, каким образом постигается такая трезвость. И все же, после того, как мы объяснили этот вопрос с опьянением, он уже не представляется таким трудным. Поскольку это так же просто, как сказать, что для того, чтобы избавиться от пьянства, нужно некоторое время воздерживаться от выпивки. Есть три основных вида вин, три основных вида опьянения: опьянение собой, опьянение делом и третье – опьянение тем, что человек чувствует каждое мгновение. Эти три вина не могут быть сразу убраны. Это было бы равносильно тому, чтобы отнять вино у человека, живущего за счет питья вина. Но можно дать человеку некоторое время, чтобы он побыл трезвым, и в течение этого времени пил не три вина, а два. А через некоторое время – только одно вино, а не два; и по мере того, как человек продвигается в медитативной жизни, он может дойти до такой стадии, когда у него можно забрать все три вина, которые он пьет, и он все же будет чувствовать, что он жив и тогда убедится, что он существует без этих трех видов опьянения. Поистине, убежденность в существовании независимо от этих трех вин, приводящая человека к осознанию вечной жизни и есть центральная тема Божественного Послания и суть всех религий.

 

 

 

 

 

 

 

{Стр. 166}

 

Теперь возникает вопрос: как поступает человек во внутренней жизни? Поначалу человек воспринимает внутреннюю жизнь как путешествие, путешествие к желаемой цели. Есть определенные условия этого путешествия, которые ему следует знать. Во-первых, это путешествие трудное, потому что электропоездов здесь нет; это такое путешествие, которое мы должны пройти пешком. Это сразу изменяет характер путешествия, делает его не таким как обычные путешествия. Там нет той экипировки, какая у нас сегодня бывает, мы забыли, как человек странствовал в прошлом. Пересечь пустыню, пройти по горам, переправиться через реки, пересекая их вплавь, подвергнуться всем опасностям в пути – вот что это за путешествие, которое нам придется проделать в духовном постижении. Внешние путешествия сегодня сделались легкими, но внутренние путешествия остались такими же трудными.

Первое условие этого путешествия состоит в том, чтобы добросовестно выполнять обычаи путешествия. Когда нам приходится идти далеко, мы оставляем ненужную ношу, так что и здесь, чтобы совершить такое путешествие, нам придется отказаться от многого в жизни. Мы бессознательно делаем свою жизнь такой тяжелой. Внешне может показаться, что нести груз нетрудно, и все же, когда мы начинаем путешествие внутри себя, мы понимаем насколько это трудно – нести тяжесть. Когда нам приходится идти своими ногами, каждая малая ответственность, которую мы принимаем на себя, каждая мелкая привычка, которую мы создаем – все они повисают на нас, все эти мелочи, о которых в повседневной жизни мы никогда и не думаем. Мы все больше привыкаем к уюту, становимся все менее терпимыми к окружению, все более чувствительными к резким воздействиям. Вместо того, чтобы стать сильней, с каждым днем мы делаемся только слабее, и когда дело доходит до путешествия и противостояния трудностям, возникающим во время этого путешествия, оно становится очень трудным.

Вы должны помнить, что в каждую эпоху всемирной истории любой, кто пытался продвинуться по духовному пути дальше других, сталкивался с трудностями. В тот момент, когда он начинал свой путь, у него появлялись проблемы, и они были гораздо большие, чем у обычного человека – большие искушения вставали на его пути, искушения, которые возможно никогда не появлялись прежде, но всегда были где-то далеко. В тот самый момент, когда человек избирает такой путь, и являются самые разнообразные искушения. Он подвергается испытаниям на каждом шагу. К тому же, предпринятая им задача очень серьезна, и к нему предъявляются серьезные требования. К другим таких требований не предъявляется, что также естественно. Когда ребенок разбивает стакан, на это смотрят спокойно, говорят: “Ну, это естественно”. Но когда служанка разбивает стакан, с нее спросят: “Почему ты сделала это, куда ты смотрела?” Взрослый человек ответствен, тот, кто избирает духовный путь, ответствен. Поэтому с него больше взыскивается – он должен отвечать за все, что делает, будь то в отношении себя или в отношении жизни.

Кроме того, в своей жизни нам приходится платить много долгов – таких долгов, о которых мы не знаем. Мы знаем только наши денежные долги, но есть и многие другие: долг мужа жене и долг жены мужу, долг матери ребенку и ребенка матери, долги, которые приходится платить своим друзьям и знакомым, тем, кто нам близки, кто рядом с нами, тем, кто стоит выше нас, и тем, кто зависят от нас. Много есть самых разных долгов, которые мы должны оплатить, и все же мы никогда не думаем о них. В древние времена даже у тех, кто не избирал духовный путь – знати, рыцарей – были законы рыцарства, и в них было много написано об оплате долга. Древние люди считали так: “Моя мать вырастила меня с младенчества, воспитывала в детстве; для меня она жертвовала своим сном, покоем и удобствами и любила меня такой любовью, которая превыше любой другой любви в этом мире, и она проявила такое милосердие, которое является состраданием Бога”.

Ребенок много думал о своем долге по отношению к матери. Однажды пришел один человек к Пророку Магомету и спросил его: “Пророк, Вы говорите, что есть большой долг, который должен быть оплачен человеком своей матери. Предположим, я отдавал бы своей матери все, что зарабатываю, смог бы я отплатить ей сполна?” И Пророк сказал: “Нет, нисколько. Если бы ты служил ей всю свою жизнь, даже и тогда ты не смог бы отдать ей долг за то, что она сделала для тебя в один день. Она воспитывала тебя с мыслью, что когда она покинет этот мир, ты будешь жить; она не только ухаживала за тобой, отдавала тебе свое сердце и любовь, она отдавала тебе свою жизнь. То, что ты будешь жить после нее, об этом были все ее мысли. А каковы твои мысли? Если ты добрый и хороший человек, твои мысли таковы: “Пока моя бедная мать живет, я буду до конца заботиться о ней. Когда же она умрет, я буду свободен”. Это совсем другое по сравнению с ее мыслями”.

И это только один пример. Но есть множество других долгов: нашим соседям, незнакомым людям, тем, кто зависят от нас и тем, кто ожидает от нас какой-либо помощи, слов наставления, совета, каких-то услуг – это все долги, которые мы должны оплатить. Много мы должны Богу – но Бог может простить. И тем не менее, прежде чем отправляться в духовный путь, нельзя забывать о своем долге по отношению к миру. Дух, уходя дальше, чувствует себя свободнее, если долги оплачены. Но разве мы думаем сегодня о таких простых вещах? Как только мы обращаем мысли к духовному, первый вопрос, который у нас возникает: “Какие оккультные книги нам следует прочитать?” Мы никогда не думаем об этих мелочах и о том, сколько от них зависит. Когда мы думаем о духовном, то думаем: “Если бы я только смог получить ключ к этому пути”. Но есть условие, которое должно быть выполнено, и это условие – почитание каждой души.

Мы можем спросить: “А что, если люди не заслуживают этого, если они не достойны этого?” Это не наше дело, заслуживают они этого или нет; мы не думаем об этом. Если есть долг ростовщику, его нужно отдать, заслуживает того ростовщик или нет. Так и на духовном пути. Тем, кому мы должны, надо платить – вниманием, служением, уважением – всем, чем мы им обязаны, мы должны отплатить. Прежде всего, даже не говоря о духовном осуществлении, человек чувствует освобождение, когда оплатит долг каждому, кому он должен. Это открывает свет для души, делая путь прямым и озаряя его так, что исчезает смущение, всегда ощущаемое человеком, когда он стремиться к духовному прогрессу. А иначе такое смущение пребудет всегда.

Теперь понятно, что необходимо иметь при продвижении дальше по духовному пути. Необходимо развить в себе склонность доверять. Тот, кто хочет идти по духовному пути, должен иметь большее желание доверять, чем обычный человек. Мир сегодня, вне всякого сомнения, идет от плохого к худшему. Обещания не имеют никакой ценности. Печать стоимостью в десять центов ценится больше, чем слово чести, потому что печать – это наверняка. Когда мир в таком состоянии, трудно развить склонность доверять. Но как только вы начинаете идти по духовному пути, доверие – первая необходимая вещь. Очень часто человек говорит: “Что ж, я хотел бы верить людям, но люди не достойны доверия”. Да, практично думать так в делах, но когда речь заходит о другого рода жизни – жизни социальной или жизни духовного постижения, вы не должны подходить к этому таким образом. Здесь вы можете развивать склонность доверия людям только тогда, когда готовы претерпеть любую потерю.

Не всегда глупо доверять. Напротив, мудрый доверяет больше, чем глупец. Кроме того, доверять – не слабость, это сила; тот, кто меньше доверяет, слаб, и каждый день делает его все слабее. Тот, кто не верит посторонним, не может верить и своим родственникам, своим друзьям, а позже недоверие развивается до такой степени, что он не верит и самому себе. Это – конец.

Есть история об одном великом суфии, который в начале своей жизни был грабителем. Как-то один человек путешествовал с караваном по пустыне. У него был кошелек, полный монет, который он захотел кому-то доверить на хранение, потому что слышал, что на караван идут грабители. Он посмотрел вокруг и немного в отдалении увидел шатер, и там сидел весьма представительный мужчина. И тогда он сказал: “Пожалуйста, сохраните для меня этот кошелек, потому что я боюсь, что, если придут грабители, они отнимут его. Тот человек сказал: “Дайте его мне, я сохраню его для вас”. Когда путешественник возвратился к каравану, он увидел, что грабители уже напали и забрали все деньги. Он возблагодарил Бога, что отдал кошелек тому человеку на сохранение. Но когда он вернулся к шатру, то увидел, что в том шатре сидят грабители, и этот весьма достойный человек делит то, что они украли. Тогда он понял, что то был главарь грабителей и подумал: “Я был даже еще глупее, чем другие, я сам отдал свои деньги вору! Кто может быть глупее меня!” А еще он испугался и решил потихоньку уйти. Главарь увидел, что он уходит, позвал его в свой шатер и спросил: “Куда же вы? Почему вы пришли сюда?” Тот ответил: “Я пришел, чтобы вернуть свой кошелек, но вижу, что дал его тому самому, от кого хотел бы держать его подальше”. Тогда главарь сказал: “Вы ведь дали мне ваш кошелек, так? Вы доверили его мне – у вас его не отняли. Как я могу его отнять? Разве Вы не доверились мне? Как же Вы можете предположить, что я заберу его у Вас? Вот Ваш кошелек, возьмите его”. Такой достойный уважения поступок настолько впечатлил грабителей, что они последовали примеру своего главаря. Они отказались от грабежа. Их до глубины души тронуло ощущение того, что значит доверие. В зрелом возрасте этот их главарь проделал большую духовную работу.

Не доверяя людям, мы, возможно, избегаем небольшой потери, но недоверие, которое мы сеем в своем сердце – это гораздо большая потеря.

Третий шаг во внутренней жизни состоит в том, чтобы найти кого-то, чьему руководству вы можете доверять. Вы можете считать духовного учителя столь же великим, как ангел, и все же, если у вас нет к нему доверия, он мало что сможет сделать для вас. Кроме того, если вы нашли кого-то в жизни – какого-то духовного проводника, который оказался не заслуживающим доверия, то и тогда ваша потеря будет меньше чем потеря того учителя; потеря учителя больше. Однако, весь духовный прогресс под руководством учителя зависит от степени вашего доверия его указаниям. Без такого доверия вы можете изучить все многочисленные учения и пробовать практиковать все оккультные законы, но это ни к чему не приведет. Доверие – вот что нужно.

Люди, ищущие истину, должны знать, какое место учитель занимает в их жизни, насколько важное значение имеет духовный руководитель и его руководство; они должны ценить его и считать священным. Если такого почтения нет, то ничего нельзя будет сделать, тогда человек подобен заблудшей овце. Эта склонность переходить от одного к другому, от одного учителя к другого – оскорбление учителю, Богу и себе. Таким образом ничего не достигнешь.

В юности у меня был большой интерес к духовному пути, и я познакомился с учителем, от рук которого мне было предназначено принять посвящение для вступления на духовный путь. Первое, что сказал мой учитель, было: “Какой бы великий учитель ни пришел к тебе, как только ты получишь это посвящение, это благословение от моих рук, твоя вера не должна меняться”. Я имел современное образование и недоумевал, как это понять. Я не сомневался, но думал: “Что же это значит?” И с каждым шагом по жизни я все больше понимал, что это и есть единственный правильный путь. Когда разум смущен, когда человек не доверяет, когда он ходит сначала к одному учителю, а потом переходит к другой методике, что он может найти? Идеала нет. В университете человек может учиться сначала у одного профессора, а потом у другого, и так далее. Это хорошо для университета – это другой вид образования. Но когда речь идет о духовном образовании необходим идеализм.

Жил как-то в деревне молодой крестьянин, известный как большой искатель истины. И вот однажды в ту деревню приехал великий учитель, и было объявлено, что для каждого, кто придет к нему, откроются двери рая, и он будет допущен, и с него не спросится никакого отчета о совершенных поступках. Крестьяне очень обрадовались, и отправились все к этому учителю, кроме одного только молодого человека, который был известен, как большой искатель истины. Учитель сказал: “Все жители деревни пришли ко меня за исключением того молодого человека; пойду-ка я к нему сам”. Итак, он пришел в дом этого молодого человека и спросил: “В чем дело? Значит ли это, что ты мой противник или сомневаешься в моем знании? Что помешало тебе прийти?” Молодой человек сказал: “Единственное что удержало меня от того, чтобы прийти к Вам, это следующее. Я слышал, как говорили, что каждый в Вашем присутствии будет без вопросов допущен на небеса. Но я не ищу такой возможности, потому что у меня был когда-то учитель, и я не знаю, где он теперь, в раю или в аду. Если я попаду в рай, а он будет в другом месте, все для меня переменится. Рай станет для меня адом. Я предпочитаю быть вместе со своим учителем, независимо от того, где он находится”.

Таков идеал, который есть у всех искателей истины в отношении духовного учителя, и только с таким идеализмом они способны продвинуться вперед и обрести доверие своего учителя. Сегодня наблюдается иная тенденция. Прежде, чем начать духовный путь, ученик начинает взвешивать и оценивать учителя. Он хочет знать, действительно ли этот учитель подходит для его идей, и если учитель не совпадает с его идеями, он не идет учиться к нему. Но если вы хотите учить – это абсолютно другая идея. И это-то как раз мешает тысячам людей. Они говорят, что ищут учителя, но думают, что они сами и есть учителя.

При продвижении дальше важны не только вера и преданность, которую человек проявляет в отношении учителя, но и стирание самого себя, потому что работа учителя подобна работе золотых дел мастера, который плавит золото и превращает его в украшение, поэтому учитель должен испытывать и пробовать, формовать и плавить прежде, чем он сможет использовать ученика для лучшей цели. Если ученик не в состоянии поддаться такой формовке, ему будет тяжело.

Однажды, например, царь Бухары, видя тщету жизни, отдал свое царство и направился в Афганистан, чтобы найти духовное руководство. Первое, что поручил ему учитель, было подметать в комнатах всех учеников. Там было множество самых разных учеников, и бедных, и богатых, но не было ни одного царя. Все они чувствовали большую жалость к этому человеку, который когда-то был царем, а теперь должен был подметать комнаты – выполнять работу, которой никогда не делал прежде. Они ничего не говорили, но однажды не могли сдержать чувств: “Жаль, что этому человеку приходится выполнять эту работу. Он такой хороший, добрый и кроткий, такой прекрасный человек, как же так, что он должен этим заниматься?” И они пошли к учителю и сказали: “Учитель, не дадите ли эту работу одному из нас? Нам причиняет боль видеть, как этот человек, который раньше был царем и жил во дворцах, подметает комнаты”. “Ученики мои, - ответил учитель, - вам нужно подождать. Я не думаю, что время уже пришло”. Они сказали: “Нам причиняет это большую боль”. “Хорошо, - сказал учитель, - я скажу одному из вас, что делать, а там посмотрим”. Однажды тот человек, который прежде был царем, нес корзинку с мусором, и один из учеников так толкнул его, что она выпала у него из рук, и мусор высыпался на пол. Так что ему пришлось собрать все снова. Он посмотрел на того ученика и сказал: “Вот если бы я был тем, кем был прежде, я бы тебе показал, что значит позволять себе такие оплошности”. После чего он собрал весь мусор и ушел. Это сообщение было передано учителю, и тот сказал: “Разве не говорил я вам, что время еще не пришло?” Через некоторое время еще один ученик сделал подобное, и тот, кто был когда-то царем, некоторое время стоял и смотрел на него, словно желая что-то сказать, но не сказал ничего. И снова учителю передали о происшедшем, и он сказал, “Еще не время”. И в третий раз произошел подобный случай. Тот человек даже не поднял глаза; он продолжал заниматься своим делом. И тогда учитель сказал: “Вот теперь время пришло”.

Могут спросить: “Разве это не слабость быть таким пассивным?” Да, если человек настолько пассивен от слабости, это будет слабостью. Но если человек пассивен по причине глубокомыслия, тогда это – сила, потому что нужна великая сила, чтобы властвовать собой. Такой человек имеет молчаливое влияние, так же, как в истории о Данииле, где именно власть, которую он имел над собой, приручила льва. Легко приручить льва, но трудно приручить собственное “я”. Свое собственное “я” может быть ужасно, ужаснее льва. Человек порой скажет: “Каким кротким я стал, как я переплавился, какой я глубокомысленный!” И вдруг наступает момент, когда, к собственному своему удивлению, он начинает действовать совсем по-другому. Чтобы действительно властвовать над этой грубой природой нужен процесс расплавления. Когда золото расплавлено, вы сможете превратить его в любое украшение, какое вам понравится.

Чем дальше мы продвигаемся по духовному пути, тем больше он становится путем силы, сосредоточения. Ум подобен своенравной лошади, которая не желает стоять на месте, которой невозможно управлять. Как только человек начинает практиковать сосредоточение, он обнаруживает, что еще труднее заставить повиноваться свой ум. Пока не начал, он этого не знает, но в тот самый момент, когда он начинает пробовать, он понимает, насколько трудно сконцентрировать свой ум.

Есть история про Фарида, мать послала его в лес, потому что он хотел медитировать, чтобы общаться с природой, чтобы найти Бога. Он развил природу сосредоточения, а потом пошел к учителю. Учитель спросил его: “Есть ли что-нибудь у тебя дома, что ты любишь, что тебе нравится?” Фарид сказал: “У меня нет друзей, я всегда жил в глуши. Дома есть корова; это – единственное существо, которое я люблю”. Тогда учитель сказал: “Хорошо, я прошу тебя, чтобы ты думал об этой корове”. У всех учеников были различные объекты для концентрации и медитации. При выполнении задания они пять минут сидели каждый сам по себе, а затем выходили. Таким был их метод практики. Фарид же долгое время сидел в одиночестве. Однажды, когда учитель захотел поговорить со своими учениками, он спросил: “А где же новый ученик?” Они сказали: “Все эти дни мы играли вместе, но не видели его”. Учитель сказал: “Может быть он все еще сидит там, где я велел ему заниматься”, и он пошел туда и попросил, чтобы Фарид вышел. Первый раз, когда он позвал его, Фарид не ответил. Во второй раз он ответил коровьим мычаньем. Учитель снова попросил, чтобы он вышел, но он сказал: “Не могу, мои рога слишком длинны”. Учитель указал на него ученикам и сказал: “Вот что называется сосредоточением. А вы все играете. Если он, концентрируясь на корове, может превращаться в корову, тогда нет ничего на свете, во что он не смог бы превратиться”.

Это – тайна всех вещей. То что называется сосредоточением – это изменение идентификации души, чтобы она смогла утратить ложную концепцию своей идентификации и самостоятельно идентифицировала себя с истинным “я” вместо ложного. Вот что подразумевается под самоосуществлением. Как только человек поймет свое “я” путем правильного сосредоточения, созерцания, медитации, он поймет суть всех религий, потому что все религии – это лишь различные пути, ведущие к одной истине, и эта истина – самоосуществление.

 

Вопрос: Какую часть Бога выражают животные? Чем отличаются души животных и растений от души человека?

 

Ответ: Их тело и ум отличаются. Душа – это луч; и как лучи они одинаковые. Но тело украшает себя в соответствии со степенью своей утонченности, эта степень может быть больше или меньше, с большим или меньшим интеллектом. Что касается степени, в которой животные и растения отличаются от человека, то и среди людей вы найдете те же различия: некоторые имеют растительные качества, некоторые имеют животные качества, некоторые имеют человеческие и некоторые – ангельские качества.

Среди индусов когда-то бытовал такой обычай: когда двое хотели пожениться, их друзья показывали их гороскопы брамину. Брамин не столько смотрел в гороскопы, сколько, будучи психологом, думал о том, к какой категории относятся эти двое: принадлежат ли они к ангельской, человеческой, животной или еще более плотной категории? Если он обнаруживал между ними большую дистанция, и полагал, что им не следует сочетаться браком, то он говорил: “Планеты не согласуются”. Таким образом, зная психологию, но не слишком задумываясь относительно позиции и взаимного расположения звезд, он избегал многих бедствий.

 

Вопрос: Если человек более низкого развития не может любить лицо более высоко развитое, утратит ли тот, кто высоко развит, любовь к людям более низкого развития?

 

Ответ: Я хотел бы сказать несколько слов, что с точки зрения духовного развития, если высокоразвитый человек любит человека более низкого уровня развития, то его любовь возможно станет еще больше, его сердце – еще больше, его чувство – более интенсивным; его любовь достигнет высот. Кто мог подумать, что Христос сможет чувствовать такую любовь и такую дружбу по отношению к рыбакам, с которыми он обедал, и что он сможет излить свою любовь на всех, кто ему встретится? Чем более высокого уровня развития вы достигаете – тем больше ваша любовь, и она должна распространяться куда-то. Вы только дайте ей распространиться.

Теперь вопрос о том, может ли человек более низкого уровня развития любить человека более высокого уровня развития. Нет, и для этого имеется несколько причин. Очень часто человек слишком слеп, чтобы оценить красоту, которая для него недостижима. Поэтому рядом с ним может быть самая красивая личность, святая душа со всем достоинством и праведностью, и все же он не сможет оценить ее, потому что не обладает достаточным развитием. Поэтому сказано в “В восточном розовом саду”*, что человек более низкого уровня развития не сможет любить человека более высокого уровня развития. Если иногда и полюбит он того, кто выше развит, то только потому, что будет удерживаться, связываться властью того человека; это чувство не идет из глубины сердца. Он не может сопротивляться тому человеку, но в то же самое время любви у него нет, потому что он не может восхищаться красотой, существующей за пределами его видимости.

 

Вопрос: Почему необходимо искать руководство у другой личности, не в себе самом, чтобы прийти к духовному постижению?

 

Ответ: Если человек самодостаточен, если он удовлетворен и руководствуется светом внутри себя, ему не следует искать другой личности. Но я не видел ребенка, который с рождения уже умел бы говорить и не нуждался в помощи своей матери или отца. И также, как младенцу необходимо у кого-то учиться, так же и нам следует научиться небесному языку у того, кто знает этот язык. Но в то же время, если человек удовлетворен своим внутренним светом, это наилучший способ.

 

Вопрос: Каково различие между сосредоточением, созерцанием и медитацией?

 

Ответ. Сосредоточение – это фокусировка ума на форме. Созерцание – фокусировка ума на идее. Медитация есть подъем сознания.

* См. том VII настоящего собрания, главу 1, “Любовь, гармония и красота”

 

 

ГЛАВА XXI

 

Взаимозависимость жизни внутри и снаружи

1

Именно недостаток знания взаимозависимости жизни внутри и снаружи приводит жизнь в смущение, затуманивает ее. Человек спрашивает о причине всего, человек не знает этой причины. Первое, что нужно понять в связи с этим вопросом, это то, что человек представляет собой механизм, равно как и является инженером. Есть одна его часть – просто механизм, и другая часть – инженер. Если пересиливает та часть, что является механизмом, иными словами, если она начинает управлять той частью, которая является инженером, то человек становится машиной, работающей под влиянием всего, с чем входит в контакт.

Влияния мира более тонкого и более плотного, влияния всех видов, действующие на такого человека, заставляют его каждое мгновение пребывать в рабочем состоянии, независимо от того, действуют они ему во благо или во вред, работают они против его воли или по его воле. Если по его воле – это хорошо, если против воли, тогда это беда. Воля играет большую роль в жизни, и если воля сокрыта под механизмом, тогда воля больше не имеет над ним власти: механизм работает автоматически, движимый влиянием различных сил, исходящих от тонкого и плотного миров.

Почему есть в этом мире многие, у кого все не так, и почему есть очень немногие, кто считает, что все хорошо? Даже из десяти тысяч вряд ли найдется один, кто скажет: “У меня все хорошо”. Другие скажут: “Кое-что у меня не ладится”. Очень легко приписать это судьбе, назвать бедой или невезением. Однако назовите это чем угодно – вы не исправите его; напротив, с годами оно будет только возрастать. Кроме того, у той части человека, которую можно назвать инженером, шансов нет – чем больше механизм завладевает его жизнью, тем больше подавляется часть, называемая инженером. Человек, у которого воля слабая, у кого желаний и потребностей немного, силой этой автоматической работы жизни пригибается к земле. Такую автоматическую работу он называет условиями, обстоятельствами. Он видит какую-то причину происходящего, а когда рассматривает ее с логической точки зрения, находится и ответ, но такой ответ никогда не удовлетворяет человека. Он не дает полного удовлетворения, потому что за ним можно найти некое решение и некий смысл в любой проблеме.

Все, что человек видит, слышит и воспринимает через какой угодно орган чувств, все что он испытывает, имеет отчетливое и определенное воздействие на его душу, на его дух. Все что он ест, что пьет, все что он видит и осязает, та атмосфера, в который он живет, те обстоятельства, с которыми сталкивается, те условия, через которые проходит, все это имеет определенное воздействие на его дух. Порой из дурного опыта следует польза; а в результате хорошего опыта случается потеря. Порой результат одинаков: из хорошего опыта получается хорошее, из плохого опыта следует плохое.

Например, был у человека дурной опыт в дружбе, и что же ему это дало? – У него развилась определенная холодность, пессимистический взгляд на жизнь, некоторое безразличие, он проявляет презрение, ненависть, предубежденность, нежелание с кем-либо общаться в этом мире. Он вынес из своего опыта дурную сторону. А другой человек, разочаровавшись, научился чему-то. Он познал, как быть терпимым, научился прощать, понимать человеческую природу, ждать от других немного, а давать больше, забывать себя, быть открытым и сострадать другому. Это один и тот же опыт, но одного он ведет на север, а другого на юг. Результат влияния опыта, приобретаемого разными людьми в жизни, бывает разным. Некоторые лекарства или травы имеют свое особое действие, благоприятное для одного и неблагоприятное для другого. Так же и с опытом внешней жизни – на одного человека он производит одно воздействие, а на другого – совершенно другое.

В этом мире мы находимся в таких условиях, в которых мы все время подвергаемся внешним воздействиям. Душа как бы брошена в жизнь и наделена такой восприимчивостью, что может двигаться и на юг, и на север, и на восток, и на запад, и зависит это исключительно от направления, в котором дует ветер. Туда же разворачивается и душа. Если бы не эта крошечная искорка в нашей душе, которую можно назвать инженером и которую мы считаем свободной волей или собственной волей, то никогда, ни на один миг мы не задумались бы о том, что являемся существами. Для нас не было бы разницы между существами и предметами. Чем больше мы осознаем существование воли внутри нас, чем больше мы это понимаем на уровне сознания, тем больше мы способны противостоять северному ветру, южному ветру, западному ветру или восточному ветру – с какой бы стороны ни дул ветер, мы можем ему противостоять.

Даже с материальной точки зрения, та сила, которая дает человеку способность стоять на земле – на этой вечно движущейся земле – это не его механическое тело. Это его воля, а если бы он потерял свою волю, которая держит тело, человек не смог бы стоять на земле. Поскольку мы не знаем, что такое воля и где она, поэтому очень часто мы не замечаем ее присутствия в себе, мы погружаемся в причины, стоящие вне нас, причины всех вещей, которые приносят нам радость и печаль. Внешние обстоятельства движут духом, а состояние духа движет внешними условиями жизни. Поэтому не удивляйтесь, что удача и невезение, подъем и падение – все это управляется волей, стоящей за ним. Человек привык принимать все вещи согласно своему рассудку, а логика видит их совсем по-другому, не такими, какие они есть на самом деле. Святые и мудрецы стремятся найти это качество, называемое волей, найдя его они работают с ним. Когда человек становится способен работать с этим качеством так, как следует, он достигает власти над ним.

Очень часто думающий человек спрашивает, что же есть на самом деле – свобода воли или судьба, потому что оба этих понятия не могут существовать одновременно. Эти две вещи можно уподобить тому, что мы называем светом и тьмой. В действительности такой вещи, как тьма, нет. Бывает меньше света или больше света – если их сравнить, тогда только мы различаем свет и тьму. Таким же образом можно различать свободную волю и судьбу. Они – одно и то же, разница в осознании.

Чем больше вы осознаете свою волю, тем больше вы видите, что вокруг нее работает судьба, и что судьба работает в согласии с ней. И чем меньше вы осознаете эту волю, тем больше вы считаете себя подвластными судьбе. Иными словами, человек либо механизм, либо инженер. И все же, если он механизм, то и тогда в нем присутствует искорка инженера, а если он инженер, тогда механизм является частью его существа.

Нам нет нужды отрекаться от чего бы то ни было в духовном осуществлении. Самоотречение, как оно описано в Библии, имеет иное значение. Самоотречение означает отрицание своей ложной концепции себя. Иными словами, отбросить от себя эту ложную концепцию, которую наше “я” имеет о себе – вот что такое подлинное самоотречение. Как только человек осознает ту свою часть, которая называется божественной искрой в его сердце, как только он начнет раздувать ее, надеясь превратить в огонек, а потом в неугасимое пламя – тогда он сам даст себе жизнь, жизнь, которую можно назвать рождением души.

Неправда, что нет судьбы. Есть некий план индивидуума, этот план можно назвать божественным планом. По большому счету, план индивидуума неотличим от плана Бога, но неправда, что судьбу изменить нельзя. Как мы меняем свои планы, так же и Создатель меняет Свои планы. Например, художник рисует картину на полотне, и когда он рисует эту картину, он чертит линии, проводит их разными красками, он смотрит на нее и, вдохновляясь той картиной, которую уже написал, он чувствует, что следует изменить какие-то линии и краски. Он может ее в конце концов так изменить, что она уже не будет напоминать ту картину, которую он когда-то замыслил в своих мечтах. Так дело обстоит с человеком, и так же у Бога. Все, что мы делаем, вдохновляет нас на то, чтобы закончить это начинание. Мы можем делать что-то неправильное или правильное, что-то хорошее или плохое, это дело будет воздействовать на нас с тем, чтобы мы закончили его тем или иным образом. Так мы сами строим свою удачу или неудачу. Если мы строим для самих себя неудачу, мы достраиваем ее. Мы можем быть против этого, и все же мы завершаем это дело. Такова склонность человека – завершать то, что он сделал. Он может этого не знать, а когда воля его скрыта умом, он видит себя игрушкой обстоятельств; вся та небольшая сила, которую ему дает воля, идет на выполнение миссии, которую диктуют ему окружающие обстоятельства, чтобы завершить эту судьбу, которую можно назвать удачей или неудачей.

В заключение хочу сказать: только в осознании собственной воли и в понимании того определенного плана, который человек действительно хочет завершить, выполнить, может человек найти высшее предназначение жизни.

{стр. 180}

2

Вопрос взаимозависимости жизни внутри и вовне можно рассмотреть с иной точки зрения. Во-первых, следует рассмотреть наше физическое тело – как оно выражает все то, что оно отведало как пищу, питье, лекарство. Принимает ли человек более плотную или более тонкую пищу, принимает ли он более чистую пищу – все это проявляется внешним образом, а если он об этом не задумывается – и это проявляется внешним образом. Тело показывает природу, унаследованную им от земли, к которой оно и принадлежит, ибо природа земли такова, что принимая семена цветов, она производит цветы, семена плодов – взращивает плоды, а когда принимает семена яда – порождает яд. Образуются всевозможные вещи, но только то, что принимается, то и исходит. Нет ничего такого, что человек съел или выпил бы, или что тело приняло в себя, и оно так ассимилировалось, что тело не проявит его вовне. Таким образом, мы можем видеть значение взаимозависимости жизни внутри и снаружи, рассматривая свое физическое тело.

Поразмыслив еще немного, мы обнаружим воздействие тела на ум и воздействие ума на тело. Для того, чтобы это понять, следует рассмотреть то, как опьяняющие вещества воздействуют на ум, как нечто, совершенно материальное, физическое, будучи принято внутрь, воздействует на ум, который не материален. Дело в том, что ум это нечто гораздо большее, нежели мозг. Слово “ум” происходит от санскритского слова “манас”, и из этого же корня происходит слово “человек” (man, англ.). И в таком случае, что есть человек? Что есть ум? По словам Иисуса Христа, человек есть то, что он думает. Человек – это его мысль, человек – это его ум. Следовательно, это не всегда тело, которому человек придает столько значения и с которым идентифицируется – его истинной идентификацией является его ум.

Все, что человек принимает физически в себя в виде пищи или опьяняющих веществ, имеет воздействие не только на его тело, но и на ум, также и то, что принимает в себя ум через собственные чувства, имеет влияние на тело. Например, все что видит человек, отпечатывается в его уме. С этим ничего не поделаешь; такое впечатление записывается автоматически. Все что человек слышит, все то, запах, вкус, прикосновение чего он ощущает, имеет воздействие не только на его тело, но и на ум. Это значит, что процесс контакта человека с окружающим миром таков, что постоянно происходит механический обмен: каждый миг своей жизни он воспринимает все то, что ему позволяют вобрать в себя органы чувств.

Вот почему очень часто выискивая ошибки других, наблюдая зло, человек, хотя сам он может и не быть злым, все же сам не зная того, впитывает все это зло. А в результате может, например, получится вот что: кто-то получил впечатление от обманщика; результатом этого впечатления будет то, что видя пусть даже честного человека, он сразу же будет иметь впечатление обмана, а отсюда вырастает пессимистическое отношение. Тот, кого хоть раз обманули, всегда настороже; даже общаясь с честным человеком, он ищет обман, он хранит это впечатление в себе. Охотник, пришедший из лесу, где его цапнул лев, даже объятий матери пугается; ему все кажется, что это лев.

Если поразмыслить о том, как много впечатлений, приятных и неприятных, мы получаем с утра до вечера, не зная, каковы будут их последствия, то мы поймем, как может стать злым человек, сам не ведая того. Дело в том, что никто не рождается злым, потому что хотя тело принадлежит земле, душа все же принадлежит Богу, и человек приносит сверху одну лишь доброту. Если общаясь даже с самым злым в мире человеком, вы сумеете затронуть глубинных пластов его существа, то увидите, что там одна лишь доброта. Вот почему если и есть такие вещи, как злоба или плохое, то это только потому, что человек приобрел их, но приобрел невольно, лишь будучи открыт всем впечатлениям, а ведь это естественно, что каждый человек открыт для впечатлений.

Несомненно, тайна того, что может быть названо суеверием, суеверная вера в приметы, существующая на Востоке, а порой и на Западе, лежит во впечатлении. Например, есть поверье, что если услышать звон некоего колокола, то среди близких людей случится смерь; или если увидеть некоего человека, то в семье будет удача или неудача. Люди когда-то слепо верили в эти вещи, и продолжали верить в них много-много лет. А потом другие люди, интеллигенты, посчитали, что ничего в этих суевериях нет. Если провести исследование, то мы выясним в конце концов, что тайна всех этих суеверий кроется во впечатлении: то, что ум получает через свои чувства, воздействует не только на тело, но и на дела человека.

Наука физиогномики или френологии зашла настолько далеко, что утверждает, что то, что человек воспринимает, участвует в формировании разных мышц черт его лица и головы, сообразно тому, что происходит у него на уме. Написано в Коране, что каждая часть человеческого существа свидетельствует о его действиях. Я хочу сказать, что нет нужды нести свидетельство когда-то потом, она свидетельствует каждый час каждого дня, ибо если исследовать жизнь, то становится понятно, что ум и тело формируются тем, что человек принимает от внешнего мира. Есть слова Христа: “Там, где богатство твое, там и сердце твое”. Все что ценит человек – это то, что он создает в себе; человек создает в себе то, что он ценит. Несомненно, когда человек почитатель красоты, он всегда воспримет все, что он рассматривает как красоту: красоту формы, цвета, линии, а за этим – красоту поведения, отношения, которая есть еще большая красота.

В нынешнем состоянии мира человек весьма пренебрегает красотой культуры и утонченности. Несомненно, это является предупреждением о том, что вместо того, чтобы идти вперед, мир движется назад, поскольку цивилизация – это не только промышленное развитие или материальная культура. Если это то, что называется цивилизацией, то это не правильное слово для правильной вещи. Объяснение цивилизации нетрудно дать: это прогресс к гармонии, красоте и любви. Когда человек уходит от этих трех великих принципов жизни, то как бы изобретателен он ни был, в то же время это не цивилизация.

Несомненно, каждая раса и каждое верование имеет свои принципы того, что есть хорошо и что плохо, но существует один фундаментальный принцип религии, тот, в котором могут достичь согласия все верования и все люди. Этот принцип состоит в том, чтобы видеть красоту в действии, в отношении, в мысли и чувстве. Нет действия, на которое можно было бы поставить печать: неправильное или правильное; то, что может быть неправильным или злым – это то, что наш ум привык видеть как неправильное или злое, потому что оно лишено красоты. Поэтому тот, кто ищет красоту во всех ее формах, в действии, в чувстве, в поведении, наполнит свое сердце впечатлением красоты.

Все великие люди, которые время от времени приходили в этот мир, чтобы пробудить человечество к еще более великой истине, чему учили они, что принесли? Они принесли красоту. Это не то, чему они учили – они были сама красота. Что касается интеллектуального понимания красоты или рассуждений о красоте, человек может бесконечно говорить о ней; и все же, никакие слова не годятся, чтобы выразить добро или красоту. Человек может сказать тысячу слов, и все же не сумеет выразить ее, потому что есть еще что-то помимо слов. Одна лишь душа может понять ее. И тот, кто в каждом, даже мельчайшем деянии своей жизни будет следовать правилу красоты, всегда преуспеет, он всегда сможет провести грань между правым и неправым, между добром и злом.

А теперь перейдем к вопросу религии и рассмотрим взаимозависимость жизни внутренней и внешней с духовной точки зрения. Нам следует помнить ту историю, которую рассказывают в Индии о волшебной лампе Аладдина. Что же это за волшебная лампа? Такая волшебная лампа скрыта в каждом сердце. Только вот свет ее, большую часть времени, закрыт, а вся трагедия жизни происходит от того, что закрывают свет. Почему ищет человек счастье? Потому что счастье есть его собственная сущность. Вовсе не потому что он любит счастье или ему нравится быть счастливым, он и есть само счастье. А почему же он его ищет? Он ищет его потому, что он – счастье, и когда его счастье оказывается закрытым, он хочет его найти. Единственная его ошибка в том, – пожалуй, такую ошибку совершает каждый человек – что он ищет это счастье снаружи, счастье, которое он мог бы найти в себе.

Самые сильные слова Христа: “Я есть истина, и я есть путь”. Это изречение показывает, что есть две вещи: одна – истина, и другая – путь. Когда люди путают эти две вещи, они заходят в тупик и не могут найти выхода. Прежде всего, человек неверно употребляет слово “истина”, потому что он постоянно называет истиной факт. Но истина зачастую искореняет сам факт, как таковой. Что есть факт? Факт это иллюзия истины, но факт не есть истина.

А теперь вы спросите: “Что же такое истина?” Это нечто, не могущее быть выраженным в словах. Путешествуя, я часто слышал просьбу: “Скажите нам что-то об истине”. Когда мне сильно надоедали с этими вопросами, я порой думал: “Если бы я только мог взять камни, написать на них: ИСТИНА и сказать: “Вот, держите скорее, ибо это и есть истина!”. Если бы истина была столь мала, что нашими человеческими словами можно было сказать о ней, или вместить ее, тогда это не могло бы быть истиной. Вот почему суфии всегда именовали истину Хакк, а это одно из имен Самого Бога. Вот истина, которой все мы доискиваемся, а самая удивительная вещь, какую можно увидеть в мире, это когда человек, насквозь лживый, не желает, чтобы его обманывали, чтобы ему лгали. Человек, который просто работает лжецом – лжет с утра до вечера, приходит домой, и ему не хочется, чтобы его обманывала собственная жена.

И тем не менее, мы довольны собой, довольны фактами, полагая, что они и есть истина. Именно благодаря этому довольству существует такое множество религий в мире, так много верований и вероисповеданий, которые борются друг с другом. Но ничто не сможет удовлетворить стремление нашей души, постоянно пребывающей в поиске той истины, о которой не рассказать словами.

Что касается второй части изречения: “Я есть путь”, ее рассмотрение представляет великую задачу. Тот кто хочет найти истину, сделав один лишь шаг, очень часто ошибается. Он может найти ее, но это бывает не всегда. Странно видеть, как человек посвящает многие годы изучению грамматики, музыки или науки, но лишь только дело заходит об истине – он сразу хочет прямого ответа. И если бы дело было только в недостатке терпения – это можно было бы простить, но зачастую это вовсе не так: он считает истину столь малой! Если бы он был слишком горяч, если бы он был слишком нетерпелив, возможно одного шага достало бы ему, чтобы достичь истины, потому что есть все основания для надежды. Золото добыть трудно, но не так трудно найти истину, если человек действительно хочет ее найти; ведь золото – это что-то вовне, а истина – внутри нас. Но как же человек блуждает на протяжении всей своей жизни в поисках того, что он может найти лишь в себе самом!

Есть одна вещь, которую нам нужно рассмотреть: путь. Почему есть путь? Не то, чтобы не было пути между человеком и Богом. Был путь между человеком и Богом, но человек сбился с пути. Вот почему путь ему указывает его старший брат. Если бы не путь, то было бы конечно несправедливо по отношению к птицам, насекомым, ко всем существам, в том что благодать дана лишь человеку. Бог есть совершенство справедливости, в котором не может быть никакой несправедливости. Из своей благодати Он не исключает ни единой души, как бы мала она ни была. Кажется, даже птицы и звери иной раз концентрируются; они медитируют свойственным только им образом и обращают свои молитвы к Богу. Нет на земле ни единого существа, сколь бы мало оно ни было, чтобы оно не занималось созерцанием хотя бы одно мгновенье. И если бы зрение человека было достаточно острым, то посидев в уединении в лесах, посидев в горных пещерах, он также увидел бы, что и горы, и деревья – все имеют свою молитву, все имеют свое единение с Богом. Почему же великие люди, души которых не находят покоя и умиротворения в гуще мира, направляются в пустыню? Это для того, чтобы дышать дыханием мира, спокойствия, которое приходит к ним в сердце пустыни.

Будучи самым разумным изо всех существ, человек самый заблудший, он сбился с пути, несмотря на всю ту гордость, которую он испытывает оттого, что создал искусственный мир как усовершенствование природы. Но создав этот искусственный мир, он потерял свой путь. А счастлив ли он в этом искусственном мире, который создал себе вместо рая? Разве не проливает он кровь, с каждым разом все больше и больше, и каждый раз еще хуже, чем прежде? Разве нет несправедливости, разве не обманывает он ближнего своего? Этот мир, способный подарить опьянение и поглотить весь ум человека, все его время и усилия в этом опьянении, как может он дать ему счастье, о котором томится его душа?

Поэтому время от времени путь указывается и будет указан тому, кто хоть на миг поднимает голову из этого мира и просит, чтобы ему был показан путь. И несмотря на то, что путь кажется очень далеким, все же это расстояние не сравнимо с земными расстояниями. Путь может быть так короток, короче дюйма, и он может быть таким длинным и далеким, как тысячи миров, подобных нашему. Такой путь сжимается и растягивается в соответствии с отношением души. И все-таки, есть одна надежда, как сказал Бог в Писании: “Кто пройдет ко мне один шаг, к тому я пройду сто шагов”.

Есть множество разных мнений в отношении того, как следует улучшить условия мира; некоторые считают, что мир можно улучшить путем религиозной реформы, образовательной реформы или социальной реформы. Каждая реформа, проведенная с мыслями о лучшем хороша, но какая реформа нужна сегодня прежде всего, так этого духовная реформа.

Сегодня пробил час, когда надлежит оставить узость мышления и мы сможем тогда возвыситься над различиями, которые разделяют людей. Именно такое возвышение поможет подняться нашим ближним. Господь не доволен, когда кого-то из его детей мы считаем братьями и сестрами, а других – отделяем, потому что никакому отцу не понравится, если он увидит, что к одним из его детей относятся благосклонно, а другими пренебрегают. Что нам нужно сегодня, так это приучить себя к терпимости по отношению друг к другу.

Говоря о духовной реформе, я не имею в виду поиск чудес или разговоры о метафизических проблемах. Задача, которую надлежит решить, решается сама собой, нам нужно лишь пожелать – и она решена. Задача, которую нам следует решить сегодня, это задача умиротворения и восстановления, которую не в силах были решить ни политики, ни государственные мужи. Путь к духовности – это экспансия сердца, это расширение сердца. Дабы поместить в сердце божественную истину, именно сердце должно расшириться, и с расширением сердца, в него вливается божественная благодать. Истинная духовность есть возвышение сознания до такого плана, который является обителью Божественного Существа.

 

ГЛАВА XXII

 

Интерес и безразличие

Очень часть духовные люди говорят о безразличии, отдавая ему предпочтение, при этом многие из числа достигших этой стадии начинают задаваться вопросом, что предпочтительнее, интерес или безразличие. Люди очень часто теряют интерес, потому что думают, что безразличие, в принципе, лучше всего. Но на самом деле, следует исследовать этот вопрос: что достигается интересом и что осуществляется безразличием. Интересом достигается все, что есть, а безразличием все, что есть, должно быть утрачено, и надлежит вначале понять для себя, хотите ли вы приобрести или потерять. Если человек ревностно стремится приобрести, то он должен иметь интерес, но если он чувствует облегчение в том, что теряет, ему надлежит иметь безразличие. Иными словами, либо держите свои монеты запертыми в сейфе, или же выбросите их и чувствуйте себя легко. И то, и другое хорошо – все зависит от нашего желания.

Интерес можно разделить на четыре категории. Первый – интерес к самому себе. Если человек ничем и никем не интересуется, то он конечно же интересуется собой. Никто не лишен любви. Когда человек хвастает: “Я никого не люблю”, вы можете быть уверены, что он любит себя. Любовь должна где-то найти применение – она может с тем же успехом быть использована для себя самого.

Потом есть интерес к другому. Он имеет иной характер, поскольку по большей части опирается на самопожертвование.

Третий интерес – к науке или искусству, или же к обретению материального объекта, богатства, власти или собственности. Такой интерес не имеет ничего общего с личностью, он к тому, что надлежит получить. Он также требует жертв.

Четвертый интерес – к духовному. Он снова обращает человека к интересу к себе, но это уже высший интерес. Первый интерес к себе – более низкий эгоизм, второй – эгоизм высшего уровня.

Если обратиться к безразличию, то его можно также подразделить на четыре класса. Первое – безразличие к себе. Когда человек говорит: “Мне все равно, ем я или нет, или как я выгляжу. Мне все равно, что скажут люди. У меня нет интереса к себе. У меня совсем другие мысли”, - это один вид безразличия.

Вторая разновидность безразличия – к человеку или людям. Вам все равно, живы они или умрут; вам все равно, что с ними случится, вам все равно, любят они вас или ненавидят. Какая разница! Вам все равно, получите вы от них выгоду или нет. Счастливы они или несчастны – все равно.

Третий аспект безразличия: “Какая мне разница, богатый я или бедный, высокое мое положение или низкое, получу я это или то в мире. Я совершенно безразличен к этому”.

Четвертый вид безразличия: “Какое имеет значение, молюсь я или не молюсь. Кто знает, хорошо будет потом или плохо? Примут меня в раю или нет – не имеет значения!” Это четвертый вид безразличия.

Запомните, у каждого из тех, кого мы наблюдаем в повседневной жизни, есть тот или иной интерес или безразличие – безразличие к этим четырем вещам или интерес к четырем аспектам, о которых мы упоминали.

Возникает вопрос, что желательно и что нежелательно. Все что естественно – желательно, все что неестественно – нежелательно. Когда вы интересуетесь чем-то и говорите: “Я не хочу интересоваться этим. Несмотря на то, что я захвачен этим, меня тянет к этому, я искушаюсь этим, привлекаюсь им, мне не нравится, что у меня есть к этому интерес”, тогда это неправильно. Когда человек чувствует: “Я должен следить за собой, я должен питаться, я должен одеваться, я должен выглядеть как можно лучше, я должен жить как можно лучше” - если есть такая склонность, тогда говорить: “Но, в принципе, я не хороший”, и после этого не обращать на себя внимания неправильно. Когда человек говорит: “Все земные вещи не важны, не имеют никакого значения в сравнении с духовным принципом, мы должны не обращать на них внимания, мы должны думать по-другому”, и все же его привлекают земные вещи, он внутренне желает их, ему не следует так говорить. Его интерес преобладает над безразличием. Человек должен развиваться естественно. Человек не должен думать: “Поскольку, гораздо лучше быть, в принципе, без интереса, быть безразличным ко всему на свете, я должен потерять интерес”. Это неправильно, но если человек по природе безразличен, он вполне может оставаться безразличным. Даже если весь мир скажет: “Ты безразличный”, - не имеет значения. Такой человек говорит: “Ваше мнение мне тоже безразлично”.

Люди часто говорят: “Под безразличием я имею в виду философию”. Йоги, аскеты, адепты, мистики говорят, что безразличие дает великую силу, но хочу добавит, что и интерес также дает великую силу. Все проявленное есть феномен интереса. Все, что мы видим в этом мире: искусство и наука, новые изобретения, красивые вещи, красивые дома – весь этот мир, который создал человек, откуда он взялся? Он появился силой интереса. Сила интереса стоит за ним, именно такая сила позволила человеку сотворить все это.

Далее, именно интересом Создателя создано это творение. Даже Создатель не смог бы его сотворить, если бы не было интереса – именно сила интереса Создателя сделала его. Все творение, все и каждый в нем является произведением интереса Творца – Творца как Духа, или как человека, или как любого живого существа. Так что именно из интереса птица строит гнездо, так же и из интереса человек делает все то, что он делает. Представьте, если бы у человека не было такой способности испытывать интерес, то мир никогда не эволюционировал бы.

Поэтому тайна проявления и тайна эволюции кроются в интересе. Но в то же самое время я не отрицаю силу безразличия. Сила безразличия больше, если безразличие не искусственное. Когда человек следует принципу безразличия, рассуждая так: “Это хороший принцип”, - тогда в нем нет добродетели. Кроме того, в нем нет и силы, ведь человек – пленник: с одной стороны он притягивается интересом, с другой – он хочет показать безразличие. Поэтому, это неверно с его стороны, он ничего не совершает силой интереса, но не получает тех преимуществ, которые мог бы извлечь из безразличия.

Теперь я хочу объяснить, почему, с точки зрения метафизики, сила безразличия больше, чем сила интереса. Потому что мотив обладает силой и мотив ограничивает силу. Человек с рождения наделен гораздо большей силой, чем он вообще может представить, и именно мотив, любой мотив, каждый мотив ограничивает эту его силу. И все же, именно мотив дает человеку силу достичь своей цели; если бы не было мотива, то не было бы сил ее достичь. Но если сравнить изначальную силу человека с той силой, которую он черпает из мотива, окажется, что это все равно что сравнивать океан и одну каплю. Мотив дает силу, сравнимую с каплей. Без мотива сила души подобна океану, но в то же время, этот океан силы не имеет применения. Если сила присутствует без мотивации, то она не применяется целенаправленно; лишь только вы хотите применить ее для какой-либо цели, ее становится меньше.

Безразличие автоматически освобождает такое ограничение. Когда есть безразличие, ограничение снимается, оно разрушается и сила бессознательно увеличивается. Даже и в мирских вещах вы видите, что есть люди, которые гоняются за деньгами, и есть люди, за которыми деньги сами гоняются. Я не хочу сказать, что это духовные люди; порой они и сами не знают этого. Некоторые люди являются поклонниками красоты, а есть люди, перед которым преклоняется красота. Есть некоторые, желающие удержать власть – любую власть, пусть самую малую, какая им попадется, и есть другие, на которых власть изливается, но они не хотят ее. У нас так много примеров в этом мире, чтобы понять, как часто интерес ограничивает силу человека и как безразличие увеличивает ее. Но в то же время не следует практиковать безразличие, пока оно естественным образом не произрастет из вашего сердца.

Есть в индийском языке одно изречение: “Интерес творит королей, но безразличие творит императоров”, есть также история об одном великом мудреце, жившем неподалеку от Дели. Однажды император Акбар, услышав о нем, захотел посетить его и засвидетельствовать свое почтение. Мудрец сидел на камне, ноги его были вытянуты, а руки сложены. Вместе с императором там был его премьер-министр по имени Бирбал. Премьер-министру не понравилось, как мудрец принял императора, потому что мудрец знал, что это именно император и все же оставался сидеть в прежней позе. Итак, Бирбал спросил мудреца: “Сколько ты уже сидишь таким образом?” Ему хотелось как-то сгладить эту ситуацию перед императором. Если мудрец привык сидеть таким образом, быть может, именно поэтому он и сидел так. Что же ответил мудрец? “Да с тех самых пор, как убрал руки”. *Это означало, что когда ему нужно было протянуть вперед руки, его ноги вставали.* Поскольку руки были сложены, ноги были вытянуты – это не имело значения. Пришел бы король или император – не имело значения. Иными словами: “Пока мне было интересно, мои ноги были в порядке, с тех пор, как интереса у меня нет, я сижу так, как мне нравится”. Кто угодно может прийти к мудрецу, невзирая на то, что он собой представляет. Вот безразличие мудрецов.

Как приходит такое безразличие к мудрецам и как его практиковать? Рано или поздно, наступает в жизни человека такой день, когда он не думает больше о себе: как он ест, как он одет, как он живет, как к нему относятся, любят его или ненавидят. Уходит любая мысль, относящаяся к самому себе. Приходит такое время, и это благословенный день, когда приходит он к человеку. В такой день душа его начинает жить самостоятельно, жить более свободно, чем когда-либо. Пока человек привязан к мысли: “Ко мне плохо или неправильно относятся, меня не любят, я не нравлюсь людям, они обращаются ко мне несправедливо, не так, как я того заслуживаю”, - он беден. Каким бы ни было его положение, он беден, а в тот самый момент, когда он начинает забывать об этом, его сила возрастает.

С мирской точки зрения, бывает, что человек следит за собой, осознает себя, думает о себе, занят собой. Можно видеть хорошие качества такого человека, можно видеть в нем что-то хорошее, но в то же время это и все, чем можно восхищаться. Есть другой человек, который отказался от мыслей о себе. Вы не можете не уважать его. Уважение приходит само собой, как только человек отказался от мыслей о себе. Когда кто-то потерял интерес к тому, чтобы держать других, владеть чем бы то ни было, тогда его очарование столь велико, что и без удержания и обладания все принадлежит ему. Можно почувствовать, что такая личность выше среднего уровня в мире.

С точки зрения мудрецов, на самом деле, никто не принадлежит самому себе. На Востоке говорят, что когда родители думают, что их дети – их собственные, это вызывает неудовольствие Бога. Бог не бывает доволен идеей владения, идеей: “Я владею этим”. Все – творения Бога; Он сотворил, а судьба вызвала ситуации, в которых мы связаны с другими, как родители, как хозяин, как слуга, как друг – каковы бы ни были отношения. Когда мы считаем, что мы обладаем другими, владеем ими, держим их, Бог не доволен, поэтому недовольны и люди. Человек подходит к стадии, когда он не владеет, не обладает ничем и никем. Это –стадия безразличия.

Потом человек достигает стадии такого безразличия, когда даже все ранги, положения, почести и власть не имеют большого значения, потому что это ложные требования. Для того, чтобы занять соответствующее положение, для того, чтобы удержать какой-то ранг, человеку приходится лишить других этого положения или ранга, а когда он достиг стадии, при которой положение или ранг не имеют значения – он достиг более высокой стадии. А потом человек достигает стадии, когда даже рай больше не привлекает его – что бы ни было потом, он это увидит, он встретится с этим – вот тогда его воззрение становится воззрением мудреца, мастера.

Теперь возникает вопрос: как можно научиться безразличию? Через обучение интересу. Если вы не научитесь интересу в своей жизни, вы не сможете научиться безразличию. Человек, рожденный без какого бы то ни было интереса в жизни, это просто идиот. Ребенок, который не держит игрушку, которая у него в руке, не удерживает ее – не подает надежды на развитие. Для ребенка естественно держать игрушку и заявлять, что она его собственная вещь. Это первый урок, который он выучивает таким образом. Естественно, когда ребенок защищает свою игрушку и говорит: “Это мое” - и хочет держать ее у себя. Таким образом он развивает интерес, интерес к собственному благополучию, к своему благосостоянию, к своему развитию в жизни, к достижению своей цели в жизни. Все это естественно и нормально. Интерес к другим людям, к их делам, к тем, кого человек любит и кто ему нравится – именно это развивает характер.

А потом есть интерес ко всему в мире. Таким интересом человек помогает миру, он вносит свою долю служения миру. Если бы у человека не было интереса, он не служил бы делу нации или делу мира.

Так что эволюция происходит шаг за шагом, не спеша, и безразличие достигается развитием интереса и развитием разборчивости в отношении своего интереса, продвижением вперед в своем интересе, вместо того чтобы двигаться назад. И вы естественным образом обнаружите, как родник пробьется из сердца, когда на своем пути интереса сердце достигнет зенита. Тогда забьет фонтан безразличия, делаясь постепенно все сильнее, а когда наступит пробуждение безразличия, тогда следуйте за ним, так что в конце концов вы узнаете, что значит интерес и что значит безразличие.

 

 

ГЛАВА XXIII

От ограничения к совершенству

1

Камни, деревья, животные и человек – все в свою очередь показывают склонность к поиску совершенства. Стремление камней состоит в том, чтобы образовывать высоко взметнувшиеся горы, и волны все время поднимаются вверх, как бы пытаясь достичь чего-то за пределами возможного. И у птиц такая же тенденция – их радость в том, чтобы летать в воздухе, поднимаясь все выше и выше. Стремление животных – подниматься на задние ноги, и когда им это удается, они очень довольны. Так и человек, венчающий творение, с детства проявляется тенденцию вставать. Младенец, еще не умеющий стоять, шевелит ручками и ножками, показывая свое желание встать. Все это показывает желание совершенства.

Закон притяжения известен миру науки лишь наполовину: земля притягивает все, что ей принадлежит. Это верно, но Дух также притягивает все, что принадлежит ему, и этот закон притяжения всегда был известен мистикам. Таким образом, закон притяжения работает с двух сторон: со стороны земли, которая притягивает все, что принадлежит земле, и со стороны Духа, который притягивает к себе душу. Те кто не осознает этот закон притяжения, тоже стремятся к совершенству, движимые этим законом. Их души постоянно притягиваются к Духу, они все равно стремятся к совершенству. В мелочах повседневной жизни человек хочет все больше и больше. Если человек сделал себе имя или имеет славу, он не удовлетворяется тем, что имеет – он всегда хочет большего, будь то более высокий ранг или положение. Он все время стремится к этому. Это показывает, что сердце –волшебный котел: чем больше вы в него наливаете, тем глубже он становится, он всегда кажется пустым. К чему бы ни стремился человек, он стремится к этому все больше и больше и никогда не бывает удовлетворен. Причина в том, что бессознательно он стремится к совершенству. Только дело в том, что люди, сознательно стремящиеся к совершенству, идут иным путем.

И тем не менее, каждый атом во вселенной должен бороться и прорываться, чтобы стать совершенным однажды. Иными словами, если провидец, мыслитель с развитой душой окажется в горах, то он услышит, как горы непрерывно кричат: “Мы ждем того дня, когда что-то пробудится в нас. Придет день пробуждения, раскрытия. Мы молча ждем его”, А если он придет в лес и увидит деревья стоящие там, они, кажется вот-вот заговорят, терпеливо ожидая. Вы можете почувствовать это – чем больше вы будете там сидеть, тем сильнее будет у вас нарастать ощущение того, что деревья ждут наступления того времени, когда произойдет раскрытие. И так происходит со всеми существами, но человек настолько поглощен повседневными занятиями и своей жадностью, что он по большей части не замечает такого врожденного желания раскрытия. Его обыденная деятельность, его алчность, его жестокость по отношению к другим существам держат его в постоянной занятости вещами. Вот почему он не может услышать этот непрерывный крик своей собственной души, призывающей к пробуждению, к раскрытию, к воспарению ввысь, к расширению и к достижению совершенства.

Могут спросить, что я имею в виду под совершенством. Возможно ли человеку достичь совершенства? Когда мы видим, как ограничен человек, мы не можем даже понять, что значит совершенство; когда заходит речь о совершенстве, человек становится пессимистом. И все же мы читаем в Библии слова Христа: “Будьте совершенны так же, как Отец ваш совершен на Небесах”. Это показывает, что есть возможность. Наша философия, наши религиозные и священные учения своей целью имеют то, чтобы донести до нас это осуществление, которое называется совершенством. Любая философия или религия искажается и сокрушается, если не указывает путь к совершенству – чего-то не достает в ней. Если взглянуть на религию, как неизменную в веках, даваемую разными учителями человечества, вдохновленными единым Духом Путеводным, одним и тем же светом мудрости, то мы поймем, что все они давали одну истину. Она лишь по-разному толковалась для того, чтобы подходить людям разных эпох, временных периодов и рас. Таким образом, религии разнятся, но истина, лежащая в основе всех религий, одна и та же. И когда проповедник учит, что совершенство не для человека, он искажает учение, которое дано в религии; он не понял его. Он проповедует определенную религию, но не понимает ее, ибо главной целью каждой религии является достижение совершенства.

Многие люди, ищущие знания, скажут: “Что мы хотим сегодня в мире – это большей гармонии, большего мира, лучших условий. Мы не хотим духовного совершенства; все что мы хотим – это того, что нам нужно сегодня”. Но Христос сказал в Библии: “Ищите прежде Царства Божьего, и все остальное приложиться”. Тенденция людей состоит в том, что каждый стремится вначале найти все остальное, а Царство Божие оставить напоследок. То, что надлежит искать в первую очередь, оставляется на потом. Вот почему человечество не развивается навстречу совершенству.

Такие занятия, как война и подготовка к войне не должны называться цивилизованными занятиями. Очень жаль, что в эту эпоху цивилизации у людей все еще есть война – и мы, тем не менее, считаем себя более цивилизованными, нежели люди древних времен! Задолго до Христа Будда учил: “Ахимса парамо дхарма ха, не навреди – вот сущность религии”. Он учил людей дружелюбно относится даже к мельчайшему насекомому, братству всех существ – а мы занимаемся войнами день ото дня, а с нашими нынешними условиями можно ожидать, что война придет во все уголки мира! Откуда все это берется? Все это происходит из-за того, что мы ищем совершенство в неверном направлении. Каждый ищет совершенство земное – землю, но все то, что держит земля, ограниченно, а когда все борются за земное совершенство, земля не в состоянии ответить на все требования. Получим мы то, что хотим, или нет, всегда будет происходить борьба.

Теперь я хочу пояснить, что означает религия. Это основное знание, с помощью которого осуществляется поиск совершенства. Религия имеет пять разных аспектов. Первый и принципиальный аспект – основы религии – вера в Бога. Что есть Бог? Многие говорят: “Если есть какой-то персональный Бог, меня это не касается. Но если вы считаете, что есть Бог абстрактный – да, это возможно”. Они забывают, что нечто абстрактное не может быть живым; абстрактное есть абстрактное. Вы не можете назвать пространство Богом. Пространство – это пространство. Вы не можете назвать Богом ни пространство, ни время. Пространство – это наша концепция; мы сделали его размерность – столько-то ярдов. Так же и время – концепция. На самом деле не существует ни пространства, ни времени. То, что безгранично, не может быть постижимо, а то, что непостижимо – то не имеет имени. Тому, что может быть осмыслено, мы можем дать имя; если нечто не поддается осмыслению, мы не можем дать ему имя, потому что мы не знаем его. Если внимательно рассмотреть тех, кто верит в персонального Бога, окажется, что многие просто имеют веру. Они поклоняются Богу и верят в некий закон, данный именем Бога; они творят благие дела ради Бога, но в то же самое время их знание – не больше, чем вера в то, что есть где-то Бог.

Ни у одного из таких верующих в Бога нет концепции настоящего значения Бога-идеала. У них есть просто вера в Бога, а это не так уж далеко продвигает человека. На самом деле, Бог-идеал – это некая ступень в продвижении к знанию о духовном совершенстве. Именно через Бога-идеал можно достичь высшего знания. Заблуждаются те, кто ожидает, что Бог покажется перед ними, или те, кто хотят получить доказательство существования Бога. То, что нельзя сравнить, не может быть названо и не может быть показано.

Например, вы видите свет. Свет различим вами, потому что есть тьма, как его противоположность. Вещи познаются через противоположности. Поскольку у Бога нет противоположностей, Бог не может быть познан таким же способом, как мы познаем все вещи на земле. Кроме того, объяснить Бога, значит, свергнуть Бога с трона; чем меньше сказано, тем лучше. И все же, тем, кто стремится к совершенству, необходимо знание о Боге.

Разные религии имеют разные концепции Бога; но не только у религии, у каждого человека есть концепция Бога. Вы не можете думать о каком-то существе, не построив в уме концепцию этого существа. Например, если кто-нибудь расскажет вам сказку о фее, то прежде всего вы построите какую-то концепцию феи, о том, как она выглядит. Если кто-то расскажет вам об ангеле, вы построите его концепцию. Естественной тенденцией является строить концепцию в соответствии с собственным опытом, приближенно к собственному “я”. Человек не думает, что ангел или фея – существа, подобные птице или животному, но что это существа, подобные ему самому. Если это верно, тогда нет ничьей вины в том, что у него имеется собственная идея о Боге, напротив, большая ошибка, когда другие пытаются отнять эту идею, желают внушить такому человеку другую идею. Это неправильно. Никто не может дать другому свою концепцию Бога, потому что каждый должен сделать ее реальной для себя. Пророки всех времен давали некий идеал, чтобы помочь человеку сформировать концепцию Бога. Как сказал один философ: “Если у вас нет Бога – создайте его”, потому что это верный и самый простой способ осуществить безграничную истину.

Есть одна история, как Моисей увидел мальчика-пастушка, сидящего на берегу реки и услышал, как тот говорит: “О Боже, дорогой мой. Если бы хоть раз Ты явился мне, я бы все для Тебя сделал. Я бы искупал Тебя в реке и укрыл Тебя своим одеялом. Я бы постелил Тебе постель в своей хижине. Я бы кормил Тебя сластями и всякими вкусными вещами. Я бы заботился о Тебе и защищал бы Тебя от диких зверей. Я буду так сильно любить Тебя, я буду так заботиться о Тебе, только бы мне хоть раз в жизни увидеть Тебя”. Пророк спросил: “Что же это ты говоришь, молодой человек? Ты сам-то хоть понимаешь? Бог, Защитник всего сущего – и ты говоришь, что будешь защищать Его? Того, кто всех одаривает, кто является опорой всего сущего – Он присматривает даже за самой малой тварью – и ты можешь укрыть Его? Да как ты смог бы это сделать? Ведь Он невидим, безграничен”. Мальчик испугался; он подумал: “Что же я наделал, я сделал что-то страшное! Я сказал что-то, чего нельзя говорить!” Он был в ужасе. Пророк пошел прочь, но вдруг услышал голос, зазвучавший в его ушах, это был тот самый голос, который приходил к нему каждый день, когда он пребывал в одиночестве. “Что же ты делаешь Моисей? Мы послали тебя собрать наших друзей, привести ко Мне Моих друзей, а ты их разделяешь”.

У каждого, каждого влюбленного есть собственная идея о своем возлюбленном, и никто другой не знает, что тот думает о своем возлюбленном. Рассказывают о Ромео и Джульетте Востока – Лейле и Маджнуне: как-то сказали Маджнуну, молодому влюбленному: “Лейла не красива. Что в ней такого? Почему ты ее так любишь?” И Маджнун скромно ответил: “Для того, чтобы увидеть Лейлу, тебе нужно смотреть моими глазами”. У каждого человека концепция Бога непохожа на других, она особая, и никто не может передать свою концепцию Бога другому.

Есть история о том, как одна хозяйка приготовила как-то большой пир. Когда пришел муж, он сказал: “Женушка, почему ты приготовила пир? Что сегодня, святой день, день рождения? В чем дело?” И она ответила: “Сегодня больше, чем день рождения, лучше, чем святой день. Сегодня для меня великий день”. Он снова спросил: “Так что же это?” Она сказала: “Муж мой, я никогда не думала, что ты веришь в Бога” - “И как же ты узнала?” - “Однажды, повернувшись на другой бок во сне, ты прошептал имя Бога. Я так рада”. Он тогда сказал: “Увы. То, что было таким святым и тайным в моем сердце, сегодня открылось. Я не смогу вынести это и жить дальше”. Он упал и умер. Его концепция Бога была слишком священна для него. Есть внешнее выражение и внутреннее выражение и – как знать. Мы можем думать, что многие отдалены от Бога-идеала и не знаем, что они могут быть значительно ближе к Богу, чем мы сами.

Трудно судить, кто близок к Богу, а кто далек от Него. В нашей жизни трудно знать, что нравится нашему другу, что не нравится ему. Чем более добросовестны мы будем, стараясь угодить нашему другу, тем больше мы будем понимать, как трудно узнать, что ему понравится, а что нет. Не каждый знает это, потому что не каждый возжег огонь дружбы. Порой это всего лишь слово из словаря. Тот, кто научился дружбе, познал религию. Тот, кто научился дружбе, пришел к духовному знанию. Тому, кто научился дружбе, совсем немного нужно узнать, ведь в персидском языке мораль называется дружбой.

Есть еще одна история, которая поясняет идею о довольстве и недовольстве Бога. Жил один очень набожный человек, он весьма добросовестно придерживался религиозных традиций. Однажды он сказал Моисею: “Всю жизнь я старался быть хорошим человеком, быть религиозным. Я все время живу в страшной нужде, но это меня не волнует. Я только хочу знать, что меня ждет. Спроси об этом у Бога, пожалуйста”. Моисей ответил согласием и пошел дальше, и вот по дороге он встретил пьяного, который сказал: “Куда ты идешь? Не спросишь ли ты у Бога и обо мне? Я не выучил ни одной молитвы и не соблюдал постов. Я никогда не делал добрых дел, как говорится в этом мире. Все что я знаю – вот этих моих самых больших друзей – бутылку и рюмку. Иди и спроси, что меня ждет”. Когда Моисей спустился с горы Синай, на вершине которой он медитировал, его ответ религиозному человеку был таков: “Тебя ждет большая награда, ты получишь прекрасные вещи”. “Так я и думал,” - был ответ религиозного человека. А потом подошел пьяница и спросил: “Каков же ответ?” Моисей сказал: “Для тебя уготовано самое плохое место, какое только можно представить”. И тогда пьяница вскочил, стал танцевать и вообще страшно обрадовался. Он восклицал: “Какая разница, какое место мне дадут! Я так счастлив, что Бог думает обо мне. Я такой ничтожный человек, такой грешник. А Бог знает про меня! Я думал, никто обо мне не знает”. Он был очень счастлив. В конце концов эти двое поменялись местами.

Моисей был очень удивлен и спросил об этом Бога, который говорил внутри него. Ответ был таков: “Первый человек, несмотря на все добрые дела, которые он совершил, не заслуживает Нашего благоволения, потому что Наша милость не может покупаться добрыми делами. Что такое добрые дела человека? Вся жизнь человека не может сравниться с одним мигом благоволения Бога. А другой человек понравился Мне, потому что он был рад всему, что ему давалось. Его довольство завоевало Меня”.

Мы не можем понять даже довольство или недовольство нашего друга, как же можем мы понять довольство или недовольство Бога? Кто на земле может сказать, что Бог доволен тем или иным? Никто и никогда не имел и не имеет власти написать правила и законы: вот это Богу приятно, а это Богу неприятно.

Другой аспект религии – это аспект учителя: например, есть некоторые, кто усматривает божественность Христа. Они говорят: “Христос был Богом, Христос божествен”, и есть другие, говорящие: “Христос был человеком, таким же, как мы с вами”. Если рассмотреть этот вопрос внимательно, мы поймем, что говорящий: “Христос божествен”, не заблуждаются. Если где и проявлена божественность, так это в человеке. И тот, кто говорит: “Христос был человек”, тоже не ошибаются. Во плоти человеческой проявился Христос. Те, кто не хотят, чтобы Христос был человеком, в своих спорах принижают величие и святость человеческого существа, они говорят, что человек создан из греха, они отделяют Христа от человечества. Но в отношении тех, кто называют Христа Богом или божественным, нет ничего неверного. Именно в человеке усматривается божественное совершенство. Именно в человеке проявлена божественность.

Есть собственные слова Христа: “Я Альфа и Омега”, и это та идея, на которую многие закрывают глаза. Но тот, кто сказал: “Я Альфа и Омега” - приходил еще раньше Иисуса, и тот, кто говорит: “первый и последний”, тоже должен прийти после Иисуса. В словах Христа есть идея совершенства. Он относил себя к Духу, которого осознавал. Христос осознавал не свою человеческую часть, но свое совершенное существо, когда говорил: “Я Альфа и Омега”. Он не относил это к тому своему существу, которое знали как Иисуса. Он относил это к Духу, которого осознавал, Духу совершенства, который жил и прежде Иисуса и продолжает жить, и пребудет до скончания мира – вечность.

Если это так, то какое имеет значение, если некоторые скажут: “Иисус вдохновил нас”, и если миллионы будут вдохновлены Буддой? Это лишь разные имена. Но это все единые “Альфа и Омега”. Если другие говорят “Моисей” или “Магомет” или “Кришна” - что тогда? Откуда пришло вдохновение? Разве не от одного и того же Духа? Разве не от “Альфы и Омеги”, осознанных Иисусом Христом? Кто бы ни дал это послание миру, просветив и возвысив тысячи и миллионы людей в мире, это не кто иной, как Христос, которого один зовет этим именем, а другой – другим. И тем не менее, человеческое невежество вызывает к жизни войны и несчастья из-за того, что у людей разные религии, разные общества, из-за той важности, которой они наделяют свою концепцию, свою собственную искаженную концепцию, отличающуюся от концепции других людей. И до сих пор есть либо материализм, либо фанатичная вера. Что сегодня необходимо, так это прийти к религии первой и последней, прийти к посланию Христа, к божественной мудрости, так чтобы мы могли распознать мудрость во всевозможных ее формах, в какой бы форме она ни была бы дана человечеству. Не имеет значения, буддизм это, ислам, иудаизм, зороастризм или индуизм. Какое это имеет значение? Есть одна мудрость – тот призыв Духа, который побуждает человека подняться от ограниченности и достичь совершенства.

Третий аспект религии – это форма поклонения. В течение многих эпох множество людей поклонялось солнцу, но они все равно верили в Бога. Солнце было только символом. Они думали: “Вот свет, который не нуждается в масле или в чем-то другом, чтобы гореть, он остается всегда, днем и ночью”. Потом были другие, поклонявшиеся священным деревьям и святым местам, скалам и горам в соответствии с древней традицией, и другие, кто поклонялся героям, достигшим великой славы, учителям и мастерам человечества. И тем не менее, все эти люди имели божественный идеал, а форма, в которой они поклонялись ему, не имеет значения. Арабы не имели в пустыне ни дома, ни места для поклонения, поэтому они стояли на открытом воздухе и кланялись открытому пространству на рассвете и на закате. Все это было поклонение Богу; оно было дано в такой форме. Индусы делали всевозможных идолов, чтобы заставить человека концентрировать свой ум на конкретном объекте. Все это разные предписания, данные докторами душ. Эти люди не были язычниками или варварами; их просто по-другому учили их мудрецы. Другие мысли, другие методы были даны им так же, как доктор дает разные рецепты разным пациентам, чтобы достичь одной и той же цели. Вот почему разница в формах поклонения не создает иной религии. Религия – одна и та же, несмотря на разные виды поклонения.

Четвертый аспект религии – это моральный аспект. Разные религии учили разным моральным принципам, но в то же время есть один человеческий принцип морали, на котором все зиждется – это справедливость. Имеется в виду не та справедливость, которая лишь в принципах, правилах и установках, но такой закон, который и есть истинный религиозный закон, который в самом человеке, который пробуждается в человеке. По мере того, как душа его раскрывается, этот закон становится для него все более ясным: что справедливо и что несправедливо. Самая поразительная вещь, что любой вор, злой или неправедный человек может несправедливо поступать по отношению к другим, но если кто-то поступит несправедливо по отношению к нему, то он скажет: “Это несправедливо по отношению ко мне!” Это показывает, что и он тоже знает, что такое справедливость. Когда он имеет дело с другими людьми, он забывает о ней, но лишь только дело касается его самого, тут он знает справедливость. Значит, каждый из нас несет ответственность перед самим собой согласно этому религиозному закону. Если мы не будем его соблюдать, это естественным образом приведет к несчастью. Все, что происходит плохого, происходит так потому, что мы не прислушиваемся к самим себе.

Пятый аспект религии – это самоосуществление. Это высший аспект. И все, что мы делаем – молитвы, концентрация, добрые дела, добрые мысли – все это ведет нас к той единственной цели, какой является самоосуществление. Как ее достичь? Некоторые говорят, что через самоосуществление мы осуществляем Бога, но это не так. Мы осуществляем свое “я” через осуществление Бога. Каждый раз, когда человек пытается осуществить себя, пренебрегая Богом, он делает ошибку.

Человеку очень трудно осуществить свое “я”, потому что то “я”, которое он знает, это наиболее ограниченное “я”. То “я”, к которому он пробужден с рождения, то “я”, которое сформировало в нем собственную концепцию себя, самое ограниченное. Как бы горд и самоуверен он ни был, какой хорошей ни была бы его идея о себе, все же своим внутренним сокровенным существом он знает свою ограниченность, он все равно знает малость своего существа. Он может быть преуспевающим генералом, он может быть королем, и все же он будет знать свою ограниченность, когда приходит время и ему бежать прочь из своего королевства. Тогда он узнает, что он на самом деле никакой не король. Земное величие не делает человека великим. Если есть что-нибудь, что делает его великим, так это только стирание своего “я” и восстановление на его месте Бога. Тот, кто скажет: “Начни с самоосуществления”, обладает многими интеллектуальными, философскими принципами, но когда попробует сделать это, то окажется в таком тумане и неразберихе, что ничего не достигнет. Это неверный метод.

Сегодня некоторые люди говорят: “Я – Бог”. Это оскорбительное высокомерие, это глупость; глупо говорить такие вещи. Это разрушает идеал других, это оскорбление величайшему идеалу, который всегда уважали пророки, спасители человечества. Через такое утверждение, такие интеллектуальные изыскания люди никогда не достигнут духовного совершенства. Для того, чтобы достичь духовного совершенства, прежде всего нужно разрушить ложное “я”. Это заблуждение надлежит развеять в первую очередь. А как его развеять? Есть иные пути, которым учат великие учителя, это пути концентрации и медитации, силой которых человек учится забывать свое “я”, отделять свое сознание от собственного “я”; иными словами, подниматься над своим ограниченным существом. Таким образом, человек стирает себя из собственного сознания, и на место своего ограниченного “я” он помещает в сознание Бога. Именно так он приходит к совершенству, которого ищет каждая душа.

Каждый человек, стремящийся к чему-либо в жизни, будь то материальная вещь или духовная цель, показывает свою естественную склонность роста от ограниченности к совершенству. Что бы это ни было, богатство или чин, имя, удобство или удовольствие – всегда лишь ограничение оставляет человека недовольным. Также и в познании, обучении, практике, восприятии, постижении мы видим, что устремление человека состоит в том, чтобы продвигаться от ограниченности к совершенству. В Писаниях сказано, что один только Бог богат, а все прочие бедны, и это можно видеть в повседневной жизни. Чем больше богатства у человека, тем больше жажда, которую он ощущает, и это особенно интересно наблюдать, когда мы изучаем жизнь бедняка – он больше доволен тем, что имеет, чем богач своим богатством. Порой мы также видим, что бедный человек щедрее в даянии, чем богатый, когда тот делится своим богатством.

На примерах из жизни мы видим еще и другое. Тот человек, который немного чему-то научился, думает, что он ученый, что вот он читал, и хочет показать это. Более ученый человек, действительно чему-то научившийся, открывает, что познал он совсем немного, и что ему очень много предстоит узнать. Есть такое сравнение глупого и мудрого. Ни мгновения не сомневаясь, глупый всегда готов учить вас, он готов вас поправить, осудить вас, он с готовностью создает свое мнение о вас. Мудрый же человек, чем он мудрее, тем более будет сдержан при создании своего мнения о вас, в том, чтобы судить, поправлять. Что это значит? Это значит, что когда человек обладает чем-либо в небольшой степени, он считает, что у него что-то есть, а когда он обладает этим в большой степени, то он начинает чувствовать необходимость, потребность в совершенстве, завершенности.

Есть старая история о том, как одному монарху захотелось выполнить желание дервиша. Дервиш попросил наполнить золотыми монетами его чашу. Монарх подумал, что это очень легко и уже предвкушал удовольствие от того, что чаша будет наполнена. Но то была волшебная чаша, и она никак не наполнялась. Чем больше денег в нее насыпали, тем более пустой она становилась. Настроение у монарха начало портиться, он рассердился. А дервиш сказал: “Господин, если ты не можешь наполнить эту чашу, тебе достаточно просто сказать: “Я не могу”, и я заберу свою чашу. Я дервиш, я пойду и буду всего-навсего думать, что ты не сдержал своего слова”. При всем благородстве намерений, при всей щедрости монарха, всех богатств его не хватило, чтобы наполнить эту чашу. Он спросил: “Дервиш, скажи, что за секрет у этой чаши? Это не простая чаша, есть в ней какое-то волшебство”. И дервиш ответил: “Да, господин, ты правильно понял. Это действительно волшебная чаша. Но это чаша каждого сердца, это сердце каждого человека, который никогда не доволен. Наполняй его, чем только можешь, богатством, вниманием, любовью, знанием – всем, чем угодно, оно никогда не наполнится. Оно не создано, чтобы наполниться”.

Не зная этого секрета жизни, человек продолжает погоню за любой целью – за каждой целью, которая перед ним возникнет, он постоянно поступает именно так. Чем больше он получает, тем больше он хочет, а чаша его желания никогда не наполняется. Значение этого можно понять только изучая душу. Аппетит удовлетворяется пищей, но есть и другой аппетит за этим, аппетит души, и он никогда не удовлетворяется. Именно это стоит за самыми разнообразными видами голода, всеми типами жажды. Поскольку человек не может проследить этот сокровенный аппетит, он всю жизнь стремится удовлетворить эти внешние аппетиты, которые удовлетворяются, но так и остается неудовлетворенным. Если человек ищет чего-то в объективном мире, он может продолжать набирать об этом знание, и все же этому нет конца. Тот, кто ищет тайну звука, тот кто ищет тайну света, тот кто ищет тайну науки – все они ищут и ищут и ищут, но нет этому конца, нет им удовлетворения. И вдумчивый человек удивляется, можно ли вообще найти удовлетворение, такое удовлетворение, которое отвечает, если можно так сказать, надеждам души.

Ответ таков: да, есть возможность удовлетворения, и эта возможность в том, чтобы достичь такого совершенства, которое не зависит от внешних вещей, совершенство, которое принадлежит собственному существу человека. Это удовлетворение не достигается, такое удовлетворение открывается. Именно в открытии такого удовлетворения и состоит предназначение жизни.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

{стр. 206}

Теперь возникает вопрос: как человек достигает такого совершенства? Религия, философия, мистицизм – все это помогает, но только в практическом постижении знания человек достигает удовлетворения.

Жизнь можно представить себе как линию о двух концах: один конец – ограниченность, а второй конец той же самой линии – совершенство. Пока человек смотрит на тот конец, который является ограниченностью, то каким бы хорошим, добродетельным, правильным и благочестивым он ни был, он и не прикоснется к тому, что можно назвать совершенством. Разве мало людей, верующих в Бога, почитающих божество? Их больше среди простых людей, чем среди образованных. Разве все они приходят к совершенству через веру в божество, через поклонение, прежде чем покинуть эту землю? А другие учатся из книг. Лично я встречал людей, которые сами написали по пятьдесят, по сто книг, прочитали, наверное, всю библиотеку Британского Музея, и все же остались на том же месте, где были. Пока не отвратит человек лицо свое от конца ограниченности, пока идеал совершенства – подлинная Кааба, место паломничества – не воздвигнется перед глазами его, он не придет к совершенству.

Что же не позволяет открыться в человеке этому совершенству, которое принадлежит собственной его жизни, которое является собственным его существом? Экран, поставленный перед ним, и этот экран – собственное “я”. Душа, осознающая свою ограниченность, свою одержимость тем, с чем она себя идентифицирует, забывает собственное существо и становится, так сказать, пленницей ограниченности. Религия или вера в Бога, поклонение, философия или мистицизм – все это помогает достичь совершенства. Но если, вооружившись этими средствами, человек не ищет совершенства, даже и они останутся не более, чем занятиями, времяпрепровождением и не приведут к нужному результату.

Могут спросить: есть ли какое-нибудь определение совершенства? Что это за совершенство? Можно ли его каким-то образом объяснить? Ответ таков, что совершенство должно само себя осознать. Его нельзя вложить в слова, нельзя объяснить его. Если кто-нибудь думает, что истину можно дать словами, он сильно заблуждается. Это подобно тому, как набрать морскую воду в бутыль и сказать: “Вот море”. Очень часто люди спрашивают: “Но где же истина? Что такое истина? Можете вы ее объяснить?” Но словами нельзя объяснить ее. Часто я думал, хорошо бы написать слово ИСТИНА на кирпиче и дать его человеку, говоря: “Вот, держи скорее, это и есть истина”.

Есть разница между фактом и истиной. Факт – это тень истины. Факт познаваем, а истина лежит вне постижения, потому что истина – беспредельна. Истина знает себя и ничто иное объяснить ее не может. Некоторое объяснение можно представить в идее расширения. Один человек упорно работает весь день напролет, чтобы заработать себе на хлеб, чтобы получить хоть немного удобств, хоть немного радости – так и проходит его жизнь. У другого человека есть семья, у него есть, о ком заботиться, он много работает ради них. Порой он забывает о своем удовольствии и удобстве ради удобства и радости тех, кто зависит от него. У него почти не остается времени думать о своем удобстве, думать о самом себе. Его радость – в радости тех, кто зависит от него, его удобство – в их удобстве. И есть еще кто-то, кто думает о том, чтобы быть полезным своему городу, о том чтобы дать образование людям своего города. Он занимается этим и очень часто забывает себя в стремлении дать счастье тем, ради кого он трудится. Есть и такие, кто живет ради своей нации, кто работает ради своей нации, вся жизнь таких людей отдана этому служению. Они думают только о своей нации, их сознание расширено и увеличено. Между оболочками людей разница небольшая, но существует огромная разница между степенями расширения сознания человека. Один человек кажется не больше того, чем он кажется; другой человек кажется столь же большим, как его семья; еще кто-то – таким, как его город, а кто-то кажется столь же великим, как его нация. И бывают люди – поверьте мне – великие, как мир. Есть одно изречение индийского 4 поэта: “Нет такого моря и нет такой земли, которые сравнились бы с сердцем человека”. Если сердце у человека великое – оно больше вселенной. Поэтому если можно объяснить совершенство какими-нибудь словами, если можно дать определение совершенству, то оно в расширении сознания человека. Человек, стремящийся к совершенству, не должен знать или познать, что такое эгоизм или бескорыстие. Бескорыстие приходит к нему естественно, он становится бескорыстным.

За последние несколько лет человечество претерпело великую катастрофу; все нации от нее пострадали, все разделили ее. Каждый отдельный человек, даже каждое живое существо на земле было затронуто ею. Можно спросить, чего же не хватало? Разве не хватало образования? Столько школ и университетов! Разве не хватало религии? Столько церквей и было, и есть, столько разных верований и было, и есть в мире! Но чего не хватало на самом деле, так это понимания истинного значения религии. Чего не хватало, так это понимания истинного значения образования.

Тогда возникает вопрос: как же те, кто понял, что совершенство достигается осуществлением своего внутреннего “я”, достигли этого? Это делается не только через то, что человек называет внешним поклонением, но через самоотрицание в подлинном смысле этого слова. Только погружаясь в тишину может человек забыть ограниченность своего “я”, соприкоснуться с той частью своего существа, которая называется совершенством. И это лучше всего достигается теми, кто осознал Смысл Жизни.

 

 

ГЛАВА XXIV

 

ПУТЬ ПОСТИЖЕНИЯ

1

У каждой души разное постижение. Один может сказать: “Я забочусь лишь о постижении духовности, Бога. Это единственное, что достойно”. Другой может сказать: “Все, о чем забочусь я – это слава, богатство, положение, власть. Вот то единственное, что достойно достижения”. Первый скажет: “Деньги, положение не достойны достижения. Я желаю лишь духовности, Бога”. А другой скажет: “Со всей твоей духовностью у тебя ничего нет, и ты ничего не можешь дать другим. Оставь духовность для храма. Получать деньги – вот в чем польза человечеству”.

Один человек доволен, когда у него есть работа, на которой он может скопить немножко денег, и есть дом, в котором он живет. Другой говорит: “Я жизнь свою положу, чтобы стать государственным секретарем”, а еще кто-то скажет: “Я должен быть премьер-министром”. Бывает так, что у царя есть раб, и он хочет сделать его министром, а раб хочет, чтобы он был хорошо одет, чтобы у него было что поесть, да еще чтобы был конь, на котором он мог бы ездить туда и сюда – вот и все, этого ему достаточно; он не хочет быть министром.

Почему же не все хотят славы, почему не все хотят получить все деньги на свете, почему не все хотят быть премьер-министрами? Потому что постижение каждой души соответствует ее эволюции. Вот почему мы никогда не должны говорить: “Почему этот человек стремится к такой недостойной цели?” Наша работа должна происходить в молчании, своей добротой, своим сочувствием мы должны помогать каждому на пути того постижения, к которому он стремится, не судить его с наших позиций, но смотреть на него с его собственной точки зрения.

Кто-то может сказать: “Мне нужен только Бог”, а сам вытянет руку за спину; и если в этой руке вдруг окажутся деньги, он будет очень рад. В таком случае, лучше желать всех денег в мире, потому что тот, кто хочет денег и говорит об этом, по крайней мере, откровенен и открыт перед миром.

На санскрите, пракрит и хинди есть слово садху, которое происходит от сидху, что означает мастерство. Садху – мастер, которого в исламской культуре называют вали. Вали или уали происходит от одного корня с вилайат, что значит воля, и я не удивлюсь, если и английское слово воля (will) происходит от того же самого корня. Может показаться любопытным, что на Востоке, где столько написано о самоотречении и покорности воле Бога, тот кто постиг, называется мастером, а не отрекшимся.

Отречься от того, чего мы не можем достичь – это не истинное отречение, это слабость. Когда яблоки висят так высоко на дереве, что мы не можем их достать, стараемся, но не можем, а потом говорим: “Яблоки кислые, я их не хочу”, - это не отречение. Если мы влезем на дерево, достанем яблоки и разрежем их, только тогда мы можем сказать: “Они кислые”, и выбросить их. Если мы говорим: “Я не могу выполнить свое желание, оно не было предусмотрено волей Божьей; я отказываюсь во имя воли Божьей” - это не отречение. Почему не должно быть предназначено, чтобы наше желание исполнилось? За нашей волей – воля Бога, Бог желает через нас. Христос сказал: “Если вы хотите хлеба, Он не даст вам камень”. Отсюда мы понимаем, что для нас естественно иметь желания, для нас естественно иметь здоровье и богатство и успех во всем. Неестественно иметь болезни и неудачи и страдания. Но если, получив самое большое богатство в мире, положение и титулы, мы от них отказались, вот это и есть истинное отречение.

Есть несколько вещей, через которые мы сами себе препятствуем в достижении того, чего желаем.

Первое, если мы ставим перед собой три или четыре цели, если есть у нас три или четыре мысли, тогда мы не сможем достичь успеха ни в одной из них. Мы должны быть целеустремленными; у нас должна быть только одна цель.

Второе, сомнениями и недостаточной верой в себя мы ослабляем свою силу воли и препятствуем своему постижению. Если человек собирается повидаться с другом и думает: “А вдруг я не застану его, а вдруг он ушел”, то очень часто психическим воздействием такой мысли его друг побуждается уйти, тогда как иначе он был бы дома. Если человек собирается идти к чиновнику и думает: “А надо ли мне к нему идти? Может быть, он меня плохо примет, у меня нет рекомендательных писем”, то тем самым он мешает собственному успеху – рассудок встает на пути успеха. Если человек начинает рассуждать: “Может, будет так”, или “Этого не случится”, или “Если это случится, то как это может случиться”, или “Если это будет, то как этому надлежит быть”, он переходит от одного рассуждения к десятку, сотне рассуждений, портит и теряет цель в рассуждениях. Ум его становится полностью рассудочным.

Рассудок – это дар, который дается нам, как и любое другое свойство ума, как память, как воображение. Но это часть ума, если же он распространяется на весь ум, он все портит. В государстве есть много разных подразделений: есть военная часть, административная, юридическая часть. Если военная часть распространяется на все государство, ему наносится ущерб; если юридическая становится целым – государство становится неправильным. Должно быть равновесие. В доме есть гостиная, столовая, кухня. Если весь дом станет кухней, это будет ужасно, если весь дом станет столовой, это будет неправильно.

Великие умы – мастера – полагают, что за их мыслью, их волей есть воля Бога. У них есть уверенность в этой воле, и все, что они думают, происходит. Я сам был тому свидетелем. В Секундерабаде жил один дервиш, удалившийся от дел. На Востоке люди очень верят факирам. Будь они обеспеченные или нет, они приходят к такому человеку и говорят: “Я обеспечен,” или “Я не имею средств,” - “но Ваше благословение – это для меня великий источник помощи в трудную минуту”. Был там один человек, которого судили и у него не было денег даже на то, чтобы заплатить адвокату. Он пошел к тому дервишу и сказал: “Я бедный человек, а теперь попал под суд. Если меня осудят, то совсем некому будет помочь моей семье. Помолитесь о том, чтобы мне помогли”. Дервиш написал несколько слов на бумаге и отдал ему, сказав: “Теперь иди домой и никому ничего не рассказывай”. А на бумаге он написал вот что: “Я рассмотрел обвинение против этого человека и нашел его безосновательным. Поэтому я прекращаю дело”. Когда началось рассмотрение дела того человека в суде, судья произнес именно эти слова и отпустил его. Вот какова сила ума мастера.

Мастеров, основателей религий называли фанатиками, но слова, которые они когда-то произнесли, сегодня рождаются в умах тысяч людей. И через тысячи лет слова Моисея, Христа, Магомета пребывают в мыслях миллионов людей. Это можно назвать фанатизмом, и все же эта сила много больше, чем сила тех, кто рассуждает.

Третье, что мешает нам достичь нашего желания – это недостаток терпения. Многие суры Корана начинаются так: “О, человек терпения”. Исходя из этого, мы понимаем, какова значимость терпения. Терпение укрепляет волю, оно делает достижимым любую цель. Недостаток терпения заставляет людей совершать самоубийство, он заставляет их призывать смерть, он делает их безумными. Терпение нужно во всех отношениях в жизни, во всем: терпение с прислугой, с подчиненным, с женой, с мужем, с сыном, с дочерью, думая о том, что она или он может стать лучше и уподобиться вашему идеалу, терпение с другом.

Терпение взращивается на надежде, оно стоит на ногах надежды. Пока есть надежда, есть и терпение, уходит надежда – не остается и терпения; мы говорим: “У меня больше нет терпения, оно кончилось”. Надежда нужна во всем, надежда, что, “если я не достиг исполнения моего желания сейчас, я достигну его потом”. Мы живем надеждой. Во всех наших делах надежда – это наша опора, во всем, предпринятом нами – в дружбе, в любовных делах. На Востоке есть одно красивое изречение: “Брама собрал мед со всех цветов, и это была надежда”. Это значит: Брама, Бог, извлек эссенцию всего сущего в мире. Эссенция эта – мудрость. Все вещи, все объекты в мире – это цветы, которые нас привлекают, и они привлекают нас надеждой. Надежда – это жизнь, без надежды кончается жизнь.

Маленький ребенок счастлив, когда ему дарят цепочку из фальшивого золота; став старше, человек удовлетворяется лишь подлинным золотом. Внешне они одинаковы, цвет один и тот же, разница лишь в том, что имитация золота долго не прослужит, а настоящее золото – постоянное, оно долговечно. Тот, кто не ценит постоянство, долговечность, доволен и подделкой. В конечном итоге, из всего достигнутого только долговечное может нас удовлетворить. До тех пор, пока мы этого не достигнем, для нас будет правильно иметь любые желания и подниматься от одного достижения к другому, более высокому, и так до наивысшего.

Могут спросить, можно ли всего достичь с помощью одной только психической силы без использования физических средств. Это практиковали древние йоги. Они уходили из мира в горные пещеры, в пустыню и вели там жизнь аскетов. Вы удивитесь, когда узнаете, какие трудности им приходилось выносить: некоторые из них не спали годами, другие в свое время годами не разговаривали. И так было не только в древности – мой отец видел святого, который стоял годы и годы, всегда стоял, он никогда не спал и не сидел. Так йоги укрепляли свою волю, достигали контроля, тогда то, что они задумывали, случалось. Но поскольку мы существуем на физическом плане и имеем физическое тело, лучше также работать и с физическими средствами, работать мыслью и телом. Тогда цель достигается всеми средствами.

Если мы можем получить великое, мы не должны довольствоваться малым. Это было бы похоже на то, как если бы кто-то мог бы украсть все деньги из Банка Англии, а украл бы двадцать фунтов. Если он может украсть из Банка Англии, ему нужно брать миллионы и миллионы. Если мы хотим жить во дворце, а сидим в маленьком домике, нам не следует думать: “Разве может такой жалкий человек как я когда-нибудь жить во дворце?” Мы должны думать, что само желание иметь такой дворец является признаком того, что мы способны иметь его. За нашим желанием присутствует желание Бога, который само могущество, само величие, само богатство.

 

2

 

Духовное достижение происходит не так, как материальное достижение, его следует рассматривать с совершенно иной точки зрения. Обескураживает, когда прилагая усилия на протяжении целого года, человек, похоже, так ни к чему и не приходит. Человек, стремящийся к достижению каких-то вещей, принадлежащих этому миру, держа их в руках, видит в том свидетельство их достижения. Он говорит: “Это – мое”, потому что обладает этим. Духовное достижение, напротив, хочет лишить человека того, чем он обладает; оно не позволяет вам владеть даже собой. Это становится большим разочарованием для человека, весь смысл достижения которого состоит в обладании. Духовное достижение приходит через недостижение.

Возникает вопрос, в чем же разница между духовным человеком и человеком, ничем не обладающим? Разница действительно большая, потому что духовный человек, и в отсутствие какой-либо собственности все-таки богат. В чем причина? Причина вот в чем: тот, кто ничем не владеет, не знает ограничений – духовный человек, в отсутствие обладания даже самим собой, осознает совершенство. Тогда могут спросить: “Как может ограниченный человек осознавать совершенство?” Ответ таков: ограниченный человек сам себя ограничил, он ограничен потому что осознает свою ограниченность. Ведь это не его истинное “я” ограничено – ограничено то, чем человек владеет, а не он сам. Это та возможность, имея в виду которую, Христос сказал: “Будьте совершенны, как Отец ваш совершен на небесах”.

Духовное знание состоит не в том, чтобы что-то узнать, оно в открытии чего-то, в разбиении оков ложного сознания, в позволении своей душе раскрыться для света и силы. Что на самом деле означает слово духовный? Духовный значит осознающий дух. Если человек осознает свое тело, он не может быть духовным. Он подобен королю, который не знает своего королевства. В тот момент, когда он осознает себя королем – он король. Каждая душа рождена королем – потом уже она становится рабом. Каждая душа рождена с королевскими возможностями – их отнимает этот злобный мир. Об этом сказано в символических камнях – например в истории о Раме, у которого отняли его возлюбленную Ситу. Каждая душа должна победить это, должна бороться за свое королевство. В такой битве и достигается духовное королевство. Никто за вас бороться не будет – ни ваш учитель, ни кто-то другой. Да, люди, больше вас развитые, могут вам помочь, но вам нужно вступить в собственную битву, пробить свой путь к духовной цели. {Стр. 215}

Интеллектуальный человек считает, что прибавляя себе знаний, он может обрести духовное знание. Это не так. Тайна жизни безгранична, знание – ограничено. Глаза видят на очень небольшое расстояние; так же ограничен и ум человека. Те, кто видят, видят, умеют видеть не видя, познавать, не познавая. Путь духовного постижения противоположен пути любого постижения, которое относится к материальному. В материальном постижении вы должны брать, для духовного постижения вы должны отдавать. В материальном постижении вы должны учиться, в духовном постижении вы должны разучиваться. Материальное постижение – это одна сторона, духовное постижение – другая сторона, противоположное направление.

Слово духовный просто означает осознающий дух. Если человек осознает свое тело и считает, что это все, что он о себе должен знать, то дух сокрыт. Это не значит, что у него нет души, но что его душа погружена в темноту. Говорят: “Он потерял душу”. Это не так, просто душа закрыта. Можно ли потерять то, чем владеешь? Если человек думает так, то он ограничен. Ни предметы, ни существа не теряются; они закрываются на некоторое время, и все же все они есть. Ничто сотворенное никогда не уничтожается, оно закрывается и открывается. Отношения, связи неразделимы. Если происходит разделение, то оно лишь внешнее, внутри они никогда не разрываются. Они отделяются от нашего сознания, но когда сознание приспособится, ничто в мире не разделит их. Чему нас это учит? Такое духовное постижение достигается через подъем сознания от ограниченности к совершенству.

Есть еще одна сторона этого вопроса. Нет такого человека, будь он мудрым или глупым, который не прогрессировал бы, медленнее или быстрее, к духовной цели. Единственная разница в том, что один привлекается к ней, направляясь к ней, прокладывая себе путь к цели, другой же движется к ней спиной вперед; он увлекается к ней, сам того не осознавая. Бедняга, он даже не знает, куда его влечет, но все равно, и он движется к этой цели. Наказание для него в том, что он не видит всего того величия, к которому приближается, его мука в том, что он увлекается к полюсу, прямо противоположному тому, достичь которого желает. Его положение ничуть не отличается от положения ребенка, который забирается в озеро, а мать вытаскивает его за рубашку, но он все равно смотрит в озеро! С религиозной точки зрения, весьма несправедливо по отношению к совершенному Судии быть лишенным совершенной благодати, какой является духовное постижение, но с точки зрения метафизики, ни одной душе не бывает отказано в таком знании, раньше или позже на протяжении вечности.

Чему учит по этому вопросу суфизм? Суфизм избегает слов – тех слов, из которых строятся различия и отличия. Слова никогда не отражают истину в полной мере. Слова порождают спор. Вся разница между религиями – это разница в словах; по сути они не различаются, только на словах, потому что, по существу, все они исходят из одного источника, и в тот же источник возвращаются. Этот источник – кладезь, жизнь, свет и сила для них. Как же тогда возникают различия? Через человеческую ограниченность. Вот в чем состоит путь суфия: если он не встречает кого-либо, кто разделяет с ним какую-то определенную идею, то он поднимается выше, вместо того, чтобы искать на более низком плане. Поэтому для мудрого нет трудностей. Главное, чему учит суфизм – это глубокому проникновению в самого себя, чтобы через созерцание подготовить ум и тело к тому, чтобы сделаться вместилищем Бога, потому что это та цель, для которой сотворен человек.

 

3

Путь постижения подобен узкой тропе, крутой тропке, по которой путник пробирается в горах в своем стремлении к вершине. Вот почему путь постижения труден – он ведет в гору. Есть еще и другой путь, тот, который ведет к цели, что стоит за постижением. Его нельзя вполне определить как спуск с горы, но в то же время путешествие по этому пути столь же легкое, как если бы человек спускался с вершины горы. Путь вверх, к постижению, требует постоянного самопожертвования. Тот, кто не готов к жертвам, должен оставаться у подножья горы, или там, где он стоит, на своем пути. Он не может идти дальше, потому что не умеет жертвовать.

Путь, который лежит после постижения, достижения цели, требует самоотречения. Очень часто путают самопожертвование и самоотречение, но смешивать эти слова подобно тому, как путать удовольствие и счастье, интеллект и мудрость. Тот кто ничем не жертвовал в жизни, кто не прошел еще по пути жертвенности, не должен произносить слово самоотречение, потому что это совершенно другое понятие. Всему свое время. Когда нужна жертвенность, а человек занимается самоотречением, он делает шаг назад. Когда самоотречение необходимо, а человек приносит жертву, он делает шаг назад, потому что это две совершенно разные и различные вещи.

Кроме духовного пути, даже в жизни повседневной, например, когда человек начинает новое дело, когда он начинает работать в новой области, когда делает карьеру, в вопросах любви и дружбы, когда он работает ради имени и славы, каков бы ни был характер и природа того объекта, которого человек хочет достичь – он с начала и до конца требует от человека жертв. Мы склонны забывать об этом, и каждый из нас думает: “Наша жизнь требует так много жертв! Смотрите как счастлив профессионал, как вот тот бизнесмен наслаждается жизнью, как вот этот человек, который сделал себе карьеру в правительстве идет по жизни”. Но мы не видим всех тех жертв, которые каждый из них принес, чтобы достичь той цели, которой они желали достичь. Ленивый человек лучше, чем тот, кто не хочет идти на жертвы. Своей ленью человек показывает, что он не заботиться о том, чтобы чего-то достичь. Он доволен своим удобством, покоем, он вполне доволен своей жизнью. Однако того, кто желает чего-то достичь, но не желает ничем пожертвовать, ждут трудные времена, потому что он хочет купить себе вещи, но не платить за них.

Жертвы, которые приходится приносить, бывают разные, в зависимости от характера и природы объекта, к которому человек стремится. Чем значительнее цель, которой хочется достичь, тем больше жертва, которая за нее будет востребована. Однако надлежит правильно понимать, что такое жертва. Не всегда нужно жертвовать тем, чем человек владеет, бывает, что приходится жертвовать тем, что человек собой представляет. Вот где лежит самая большая трудность. Как нищий цепляется за последний свой грош, так и человек не склонный к самопожертвованию, цепляется за себя, думая: “Все может быть похищено, но не я сам”. Такова естественная склонность человека. А чего требует от вас духовный путь? Он требует именно этого – “я”. Отдать ложное “я” и обрести истинное “я”. Если эта тайна будет понята, тогда следующим шагом может стать постижение. Но человек не так-то просто отказывается от себя – от всего, чего угодно но не от себя!

Что же имеется в виду? Человек говорит: “Моя идея – это моя идея, мои склонности – это мои склонности, моя точка зрения – это моя точка зрения”. Человек ставит это вещи выше, чем та собственность, которую он имеет на внешнем плане, таким образом, ему легче отдать то, чем он владеет, чем отказаться от того, что он думает и чувствует. Если сказать кому-нибудь? “Этого не следует делать”, он ответит? “Да, но я такой, я так думаю. Я знаю, что это неправильно, но я чувствую так, и хотя это неправильно, я не могу иначе”. Иными словами, он держится за свое владение, думая, что это он сам и есть. Но это не он, это его ложное “я”. {Стр. 218}

Каким бы малым ни был объект вашего постижения, неважно, и как бы велика ни была жертва, которую он требует от вас, неважно. Если вы достигли малого, заплатив много, даже и тогда вы чего-то достигли.

Что касается самоотречения, то очень часто человек видит его в ложном свете. Он думает: “Мне не хочется приносить эту жертву, поэтому я отрекаюсь от достижения этого объекта”. Это неправильная концепция отречения, и многие люди в своей жизни часто отрекаются от чего-то только потому что им не хочется приносить необходимые жертвы. Они ценят себя или то, чем им придется поступиться, выше, чем объект, которого хотели бы достичь, и поскольку не могут достичь его, говорят: “Я отказываюсь от этого”. Как легко отказаться! Великие герои и души, которые сделали хоть что-то достойного в мире, оставили после себя отпечатки, которые никогда не умрут, начинали свою жизнь с самопожертвования: они жертвовали комфортом, жертвовали удобствами, жертвовали удовольствиями, радостями жизни. Вряд ли из их числа был хоть один, кто не заплатил бы великую цену за то, чтобы достичь того, чего он достиг.

Чем выше достижение, тем больше жертва, которую оно требует, но тот кто понимает, всегда ценит свою цель выше, чем жертву, которую он приносит. То же, кто не понимает, желает увидеть свою цель намного меньше, чем ценит жертву, которая необходима для достижения этой цели. И он полагает, что это практично, что в этом есть здравый смысл. Конечно, если объект материальный, практично платить ровно столько, сколько объект стоит, и в этом есть здравый смысл. Но когда человек наделен высоким умом, имеет в себе идеал, он будет проявлять такую склонность; и даже если кто-то назовет его непрактичным в материальных вещах, его это не тронет. Ему нравится бриллиантовое кольцо – он заплатит за него любую сумму. Предмет старины – он не будет возражать против той цены, которую за него запросят. Другие будут над ним смеяться, назовут непрактичным – его это не тронет. То удовольствие, которое он получит от вещи, которую купил, значит гораздо больше, чем деньги, если бы он хранил их в банке. В конце концов, жизнь – это всего лишь четыре дня. Саади, великий персидский поэт, сказал: “Тот, кто заработал и потратил, тот кто жил – более велик, чем тот, кто заработал и накопил, пожертвовав радостью, которую человек получает от жертвенности”.

Когда речь идет о вещах высшего порядка, таких как дружба, любовь, доброта, жертва никогда не бывает достаточной. Для того, кто хранит в своем сердце идеал, жертва всегда мала; какую бы жертву он ни принес – всегда будет мало. Тот же, у кого нет идеала, будет взвешивать и отмерять, смотреть, ровно или неровно: “Получаю ли я столько же, сколько даю, или же это не так?” Вот в чем его практичность; он зовет это мудростью. Это не мудрость, это хитрость. Мудрость стоит выше, над всем этим; мудрость не приходит через такую практичность. Тот кто скажет: “Я буду отстаивать свои интересы против всех выпадов других”, это другой человек. Но тот велик, кто доверяет, кто идет на риск, кто жертвует.

Когда мы обращаемся к духовному пути, он требует большего самопожертвования, чем что-либо другое. Он требует времени человека, мысли человека. Когда вы занимаетесь сосредоточением, он не позволяет вам даже подумать о чем-то другом; вы должны думать о том объекте, на котором концентрируетесь. Чем дальше вы продвигаетесь, тем большая жертва требуется. Разница между теми, кто идет быстрее по этому пути и идущими медленнее состоит в их способности жертвовать. Жертвенность учит смирению, нет иного пути к забвению себя, кроме жертвенности. Тому, кто знает путь дружбы, тому, кто знает, что значит истинная дружба, не нужно говорить, что такое жертвенность. Ему это знакомо, потому что дружба не значит совместного веселья, времяпрепровождения. Дружба – это жертва, и когда жертвенность познается через дружбу, человек начинает узнавать, какая жертва необходима на пути духовного постижения.

Библиотека